Антикризисное управление в коммерческом банке

Устойчивость отдельной кредитной организации как элемента банковской системы предопределяет устойчивое функционирование всей системы в целом. В связи с этим предотвращение банковского кризиса «изнутри» путем создания дополнительного резерва прочности банков играет на текущий момент первостепенную роль.

 

Антикризисное управление в банковском секторе в зависимости от объекта управления подразделяется на антикризисное управление банком и антикризисное управление банковской системой, которые при наличии определенных сходных параметров различаются по своим целям, методам и результатам. Так, антикризисное управление банком представляет собой комплекс мер, направленных на недопущение банкротства банка, а также на профилактику потенциальных кризисных ситуаций:

■ изучение принципов и методов профилактики; 

■постоянная работа по текущей и прогнозной оценке деятельности банка;

■мониторинг и диагностика кризисных ситуаций;

■разработка антикризисных стратегий и программ;

■организация мероприятий по профилактике кризисных явлений;

■разработка системы современных и эффективных мер по предотвращению, нейтрализации и компенсации кризисных явлений;

■освоение методов антикризисного маркетинга, осуществление антикризисных инвестиций и инноваций, реализация антикризисных конкурентных стратегий.

Антикризисное управление банковской системой направлено на повышение устойчивости всей системы и ее способности противостоять негативному влиянию общеэкономических условий. При этом и в той, и в другой системе управления акцент должен быть сделан именно на превентивном характере антикризисных мер.

Для успешной практической деятельности по антикризисному управлению чаще всего используются экспертно-аналитические методы, которые заключаются в изучении финансового состояния кредитных организаций силами квалифицированных специалистов с привлечением высшего менеджмента банков и работников их ключевых подразделений. Целью подобного изучения является выявление проблем в системе управления рисками, а также выработка рекомендаций, направленных на повышение эффективности функционирования организационной структуры банков. Своевременное начало активных антикризисных мероприятий является залогом успеха в деле предупреждения или преодоления кризиса как в отдельном банке, так и в системе в целом.

МЕТОД СТРЕСС-ТЕСТИРОВАНИЯ

Особую роль в системе превентивного антикризисного управления играет метод стресстестирования (stress testing), который позволяет осуществлять оценку финансовой устойчивости банка и определять его потенциальные проблемы в условиях существенных изменений внешней среды.

Стресс-тестирование может быть определено как оценка потенциального воздействия на финансовое состояние кредитной организации ряда заданных изменений в факторах риска, которые соответствуют исключительным, но вероятным событиям в экономике.

К наиболее важным целям стресс-тестирования относятся:

■оценка объема потерь по кредитному портфелю и портфелю ценных бумаг банка при экстремально неблагоприятном развитии событий (при этом особое внимание необходимо уделять потерям, которые приводят к снижению уровня достаточности капитала, и потерям операционной прибыли, полученной в квартальном объеме);

■оценка качества собственной методики управления рисками.

Стресс-тестирование включает в себя компоненты как количественного, так и качественного анализа. Количественный анализ направлен прежде всего на определение возможных колебаний основных макроэкономических показателей и оценку их влияния на различные виды активов банка. На основе данных количественного анализа определяются вероятные стрессовые сценарии, которые могут воздействовать на банки.

Качественный анализ, направленный на достижение основных целей стресс-тестирования, дает ответ на вопрос о способности банка покрыть возможные крупные убытки за счет собственных средств и определяет комплекс действий, которые должны быть предприняты кредитной организацией для снижения уровня рисков и сохранения капитала.

Для эффективного использования стресстестирования принципиально важно, помимо возможности построения сценариев на исторических данных, создание (для последующего тестирования) произвольных многомерных сценариев изменения рыночных факторов во времени, поскольку для каждого банка в силу специфики его кредитной политики и инвестиционной стратегии может существовать свой «экстремально неблагоприятный» сценарий. Так, для большинства банков ситуация, связанная с изъятием средств со счетов в размере 80% и более от всех обязательств, несомненно, является стрессовой. С другой стороны, для целого ряда банков более критичны повышение ставок по межбанковским кредитам или такие общеэкономические условия, как снижение цен на энергоносители и изменение курсов иностранных валют.

В международной банковской практике в качестве методик стресс-тестирования наиболее часто используются простой тест на чувствительность, анализ сценария, определение максимальных убытков и теория экстремальных значений (табл. 1).

 

Простой тест на чувствительность устанавливает краткосрочное воздействие ряда заранее определенных изменений конкретного фактора риска на стоимость банковского портфеля. Например, если фактором риска является валютный курс, то шоковым воздействием на банк является его изменение на плюс / минус 2-10% или более.

При анализе сценариев устанавливают шоковые воздействия, способные одновременно повлиять на ряд факторов риска при наступлении экстремального, но вместе с тем вполне вероятного события. В качестве примера можно рассматривать следующую ситуацию: сколько потерял бы конкретный банк, если бы кризис августа 1998 г. произошел завтра. Помимо этого можно утверждать, что сценарный анализ преимущественно нацелен на формирование стратегических перспектив развития кредитной организации.

Методика максимальных убытков оценивает рискованность портфеля, идентифицируя потенциально самые убыточные комбинации движения факторов риска. В отличие от сценарного анализа результаты данной методики носят в основном краткосрочный характер. При расчете максимальных потерь определяются комбинация факторов риска и их негативная динамика, способная принести максимальные убытки кредитной организации. Такой анализ дает возможность оценить, насколько изменится стоимость кредитного портфеля банка при максимальном снижении курса национальной валюты (например, до уровня 35 руб. за $1) и росте процентных ставок на денежном рынке (например, до уровня 30% годовых в рублях).

Теория экстремальных значений является статистической, изучающей очень высокие или очень низкие потенциальные значения функции распределения вероятности для того или иного негативного события на рынке. Главная задача при использовании такого подхода — адаптирование его к ситуации, когда несколько факторов риска влияют на распределение дохода банка.

В современной банковской практике наиболее распространенной методикой является сценарный анализ. В сценариях, основанных на исторических событиях, осуществляется выбор определенных дней, связанных с наиболее сильными стрессовыми ситуациями для банков, и учитываются наиболее сильные колебания факторов риска, произошедшие в эти дни на рынке. При выборе временного горизонта обычно используется определенный период (1,3, 5, 10 лет), в течение которого наблюдались уже известные кризисные события, а затем ретроспективные данные экстраполируются на конкретную анализируемую ситуацию.

Преимуществом сценарного анализа является именно исторический, а не произвольный характер структуры происходящих на рынке изменений тех или иных параметров. Тот факт, что события уже происходили в прошлом, повышает степень достоверности результатов сценарного анализа для руководства банка. Пессимистические сценарии,полученные в рамках использования методики максимальных убытков и основанные на суммировании негативных движений каждого отдельного фактора риска, напротив, вызывают у топ-менеджмента меньше доверия, поскольку возможность одновременного наступления на рынке целого ряда негативных событий не представляется им вероятной.

Другим преимуществом данной методики являются четкие и понятные результаты и выводы. Так, в рамках сценарного анализа можно сформулировать определенные выводы (например: если завтра наступит кризис, аналогичный кризису доверия 2004 г., наш банк потеряет $10 млн). Такой подход позволяет решать задачи по обеспечению взаимодействия различных подразделений банка в вопросах определения величины возникающих финансовых рисков и готовности к их принятию.

Недостатком исторических сценариев является попытка управлять рисками на основе прошедших событий вместо того, чтобы попытаться спрогнозировать будущие кризисы, у которых нет исторических параллелей. Кроме того, достаточно сложно оценить эффект от применения новых рыночных инструментов (например, со стороны регулятора рынка — изменение ставки рефинансирования и норм обязательных резервов, валютные интервенции и т.д.), не использовавшихся во время предшествующих кризисов.

Для преодоления вышеуказанных недостатков многие западные банки наряду с историческими используют и гипотетические сценарии, в рамках которых моделируются шоковые ситуации, возможные в предсказуемых обстоятельствах, но не имеющие четких исторических аналогий. В подобных сценариях учитываются эффект распространения кризиса на связанные рынки и корреляция между различными видами шоков. Оценки при этом носят экспертный характер и опираются в числе прочих и на ретроспективные данные.

С учетом индивидуальности рискового профиля каждой кредитной организации, а также отсутствия унифицированных и общепринятых стандартов в проведении стресс-тестирования современные банки стараются самостоятельно разрабатывать оригинальные модели для проведения стресс-тестов.

Информация, полученная по результатам стресс-тестирования, может быть востребована на всех уровнях управления банком. Для совета директоров эти данные характеризуют объем финансовых рисков, принятых банком в рамках определенной стратегии управления в условиях данной рыночной конъюнктуры. Правление банка как исполнительный орган использует результаты тестов для корректировки своей деятельности в рамках принятой стратегии управления рисками.

Практическое внедрение стресс-тестирования, как правило, не предполагает использования единой методики для всех банков. Риск-менеджер, генерирующий сценарии антикризисного управления для конкретного банка, самостоятельно определяет основные риски, присущие анализируемому бизнесу, и выбирает наиболее подходящие методики для проведения оценки.

Уже на предварительном этапе исследования риск-менеджер принимает целый ряд управленческих решений, связанных с тем, какие параметры тестировать, по какому принципу их объединять, какой масштаб значений выбрать, какой временной горизонт является наиболее приемлемым для данной ситуации и пр. В дальнейшем в круг его задач входит обработка полученных результатов и формулирование конкретных предложений по их применению.

Необходимо также отметить, что применение антикризисного инструментария целесообразно как на микроэкономическом уровне, так и для тестирования банковской системы в целом. Банк России проводит стресс-тестирование всех кредитных организаций каждые шесть месяцев начиная с 2007 г. Полученные результаты публикуются в отчете о развитии банковского сектора РФ. Осуществляя оценку финансового состояния кредитных организаций с применением стресс-тестирования, Банк России использует подход «сверху вниз» (top-down), применяя факторы шока к отчетности каждого банка.

В соответствии с принятыми в международной практике подходами Банк России проводит оценку потерь капитала кредитных организаций в условиях заданного воздействия на баланс каждого банка трех основных рисков: кредитного, процентного и риска несбалансированной ликвидности. Исходным событием стрессовой ситуации является замедление или полное прекращение экономического роста, которое может быть спровоцировано снижением цен на энергоносители. При определении основных параметров разрабатываемых сценариев предусматриваются существенный рост доли просроченной задолженности в кредитном портфеле и обесценение части ликвидных активов банка, а также усугубляющий ситуацию массовый «набег» кредиторов и вкладчиков. Кроме того, в рамках стрессовых сценариев находят свое отражение следующие негативные изменения:

■ рост доли «плохих ссуд», выданных предприятиям реального сектора экономики;

■отток вкладов населения и средств со счетов предприятий и организаций;

■обесценение портфеля ценных бумаг в результате снижения цен на фондовых рынках;

■рост процентных ставок в экономике.

В ходе проводимой оценки обычно рассматриваются два сценария: консервативный и пессимистический, отличающиеся друг от друга наличием или отсутствием возможности доступа на межбанковский кредитный рынок. Дополнительно проводится стресс-тест на вероятность возникновения кризиса на межбанковском рынке («эффект домино») и девальвации национальной валюты.

Так, по данным анализа результатов тестов, в экстремальной ситуации, развитие которой мы наблюдаем в настоящее время, более 200 кредитных организаций могут лишиться лицензии на осуществление банковских операций, а банковский сектор РФ в целом может потерять около 8% активов и более половины капитала.

 

СИСТЕМЫ РАННЕГО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

В целях реализации задач антикризисного управления надзорные органы большинства стран с развитой банковской системой уделяют особое внимание совершенствованию методов оценки финансового состояния кредитных организаций, используемых в процессе дистанционного надзора.

Для этих целей в мировой практике широко используются так называемые системы раннего предупреждения (early warning systems) — СРП, которые основаны на показателях, характеризующих деятельность кредитных организаций, уровень принятых ими рисков и качество их корпоративного управления (см. рисунок). Реализованы такие системы в рамках программных комплексов, а базами данных для них служат стандартные пакеты форм финансовой отчетности, представляемые банками органам пруденциального надзора.

Все СРП, используемые в мировой практике, можно разделить на две категории:

1)системы, базирующиеся на средневзвешенных многокомпонентных рейтингах, компоненты которых определяются на основе показателей, характеризующих деятельность банка, включая качество управления рисками;

2)системы, базирующиеся на статистических моделях, в которых использованы эконометрические методы прогнозирования будущего финансового состояния банка на основе информации, представляемой органам банковского надзора.

Разработка и внедрение СРП в российскую надзорную практику сегодня является крайне актуальным делом. В рамках Стратегии развития банковского сектора РФ [1] определено, что основными задачами, стоящими перед Банком России, являются повышение эффективности надзора путем внедрения риск-ориентированных подходов к оценке банков и переход от формального контроля за выполнением пруденциальных норм к оценке качества корпоративного управления и эффективности систем внутреннего контроля кредитных организаций.

При разработке СРП Банком России был изучен весь спектр методов, используемых центральными банками таких стран, как США, Великобритания и Франция. Основой полученной модели СРП стала статистическая модель, которая применяется для оценки ретроспективной зависимости между платежеспособностью банка и рядом финансовых коэффициентов. При определении параметров модели принимаются три основных решения: первое сводится к определению прогнозируемой переменной, второе — к определению объясняющих переменных, которые используются для повышения точности модели, и третье решение касается определения временного горизонта, т.е. периода, на который составляется прогноз.

Прогнозируемая переменная, как правило, является качественным показателем платежеспособности банка. Для определения наиболее наглядного показателя, отражающего финансовое состояние кредитной организации, органами банковского надзора большинства стран используется соотношение капитала и активов, поскольку именно собственный капитал банка служит «амортизатором» для поглощения убытков, связанных с «плохими» активами.

В качестве примера прогнозируемой переменной можно привести такой показатель, как коэффициент покрытия неработающих активов (КПНА), который определяется по формуле:

КПНА = (К + РВПС – НА) / СА,

где К — собственные средства (капитал) банка; РВПС — резерв на возможные потери по ссудам; НА — нерабатающие (недоходные) активы;

СА — совокупные активы.

Данный показатель, определяемый в течение периода t, моделируется как функция вектора объясняющих переменных, наблюдаемых в течение периода (t – 1). Оценка параметров на основе такой модели используется в сочетании со значениями объясняющих переменных, наблюдаемых в период времени t в прогнозировании КПНА, который будет определяться на протяжении периода (t + 1). В результате мы получим прогноз коэффициента покрытия неработающих активов с опережением на один период. Такой период может быть задан аналитиком в пределах 3, 6, 12 и более месяцев. Следует отметить, что по мере увеличения временного горизонта точность прогноза снижается.

Кроме того, для повышения точности в модель могут включаться макроэкономические переменные, такие как курс национальной валюты, ставки по межбанковским кредитам, темпы инфляции, индексы фондового рынка и др.

В общем виде формула показателя КПНА может быть представлена как:

где Х — объясняющие переменные, наблюдаемые в банке i в период времени (t + 1); ß — поправочные коэффициенты для объясняющих переменных; ε — вероятность ошибки.

В качестве объясняющих переменных в модель могут быть включены показатели достаточности капитала, качества активов, величины доходов, ликвидности и чувствительности банка к рыночным рискам. Как правило, этот перечень сокращается до такого набора переменных, который может быть статистически значимым в объяснении вариации зависимой переменной.

Решение об определении временных горизонтов прогнозирования принимается путем проверки точности модели с помощью установления различных сроков опережения. Кроме того, горизонт прогнозирования могут ограничить имеющиеся ретроспективные данные в случае отсутствия достаточно протяженных временных рядов.

Результаты прогноза заблаговременного предупреждения используются для ранжирования кредитных организаций по системе «от худших к лучшим». Далее устанавливается порог отсечения, и все банки с прогнозируемым значением КПНА ниже данного порога группируются для более пристального изучения и анализа.

Система раннего предупреждения также может быть основана на оценке профиля рисков кредитной организации — рейтинге КАДЛ.

В этом случае каждому банку присваивается цифровой рейтинг, характеризующий профиль и уровень принятых рисков. Рейтинг составляется на основе анализа четырех главных компонентов, которые можно определять количественно и оценивать исходя из результатов операционной деятельности банка (табл. 2). К таким компонентам относятся:

■достаточность капитала (К);

■качество активов (А);

■доходы (Д);

■ликвидность (Л).

Информация о достаточности капитала, качестве активов, доходности и ликвидности позволяет выявить слабые места в показателях результатов деятельности банка и инициировать программы улучшения финансового состояния кредитной организации. Эта информация должна постоянно обновляться с учетом оценки текущих и будущих результатов операционной деятельности банка.

На базе каждой из позиций для банка рассчитываются индексы финансовой устойчивости. Указанные индексы определяются как средневзвешенные значения показателей, характеризующих достаточность капитала, качество активов, доходы и ликвидность банка. Каждому из таких показателей присваивается значение (балл) от 1 до 4.

Для расчета значений индексов финансовой устойчивости используется следующая формула:

где n — количество показателей для оценки каждого из индексов; балл i — оценка i-го показателя; вес i — весовой коэффициент по шкале относительной значимости (от 1 до 4, где 1 — более значим, 2 — менее значим и т.д.) i-го показателя.

Полученный результат характеризует финансовую устойчивость банка по заданным параметрам (табл. 3).

Далее по результатам оценки четырех основополагающих параметров каждому банку присваивается совокупный рейтинг КАДЛ, который рассчитывается как среднее арифметическое значение индексов финансовой устойчивости.

Поскольку финансово устойчивым может считаться только тот банк, в отношении которого отсутствует угроза прекращения непрерывности деятельности в течение обозримого времени, помимо фактических необходимо рассчитывать и прогнозные значения индексов достаточности капитала, качества активов, уровня доходности и ликвидности на временном горизонте не менее одного года.

Оценка финансового состояния банков с использованием СРП может проводиться лишь на основе достоверной информации. Тем не менее и сегодня нередки случаи предоставления в Банк России недостоверной отчетности кредитных организаций. До сих пор весьма распространена практика использования банками разного рода «регулировочных» схем, искажающих их финансовое состояние. В качестве примеров таких схем можно привести:

■ реализацию с отсрочкой платежа неликвидных векселей в конце отчетного периода с отнесением сумм от реализации на счета по учету дебиторской задолженности; затем банк осуществляет выкуп этих векселей в начале периода, следующего за отчетным;

■учет просроченной задолженности по ссудам на счетах по учету кредитов «до востребования» в течение длительного времени;

■переоформление просроченной ссудной задолженности путем выдачи неплатежеспособному заемщику нового кредита на сумму, равную сумме первоначально невозвращенного кредита и процентов за него;

■переоформление просроченной задолженности векселями третьих лиц и т.д.

Разумеется, отчетность кредитных организаций, составленная с использованием подобных схем, отличается резким ростом оборотов по счетам учета ссудной задолженности, векселей и дебиторской задолженности на даты проведения «регулировочных» операций по сравнению со средним уровнем оборотов по аналогичным счетам банков, соблюдающих учетную дисциплину. Прежде всего это объясняется тем, что при реализации векселей с отсрочкой платежа на корреспондентский счет или в кассу банка не поступают реальные денежные средства, а происходит лишь регистрация подобных сделок на счетах дебиторской задолженности. Аналогичным образом не сопровождается списанием средств с корреспондентского счета и операция по выдаче кредита на погашение ранее возникшей задолженности, как это произошло бы в случае перечисления заемщиком средств, полученных в виде кредита на приобретение товарноматериальных ценностей или оплату услуг.

Появление в балансе кредитной организации пиков оборотов по счетам учета векселей и ссудной задолженности при отсутствии соответствующего роста оборотов по корреспондентскому счету и счету кассы должно сигнализировать о вероятности использования банком разного рода кредитно-вексельных схем. Финансовый аналитик должен четко отслеживать подобные ситуации, принимая во внимание тот факт, что использование «регулировочных» схем, направленное на кратковременное улучшение структуры баланса банка, не имеет никакого отношения к реальному улучшению качества кредитного портфеля и портфеля ценных бумаг.

 

РОССИЙСКАЯ ПРАКТИКА ПО ПРИМЕНЕНИЮ МЕТОДИК АНТИКРИЗИСНОГО УПРАВЛЕНИЯ

В настоящее время в российском банковском секторе происходят события, повышающие необходимость использования таких инструментов антикризисного управления, как стресс-тестирование и СРП.

Очевидно, что эти инструменты представляют значительный интерес не только для крупных банков, планирующих активно развивать свой бизнес и увеличивать капитализацию, но прежде всего для малых и средних кредитных организаций. Поскольку внутренние ресурсы таких банков ограничены, потери, спровоцированные возможными неблагоприятными событиями, могут значительно пошатнуть их устойчивость.

На сегодняшний день существуют различные точки зрения, касающиеся необходимости практического применения отечественными банками методик стресс-тестирования и СРП. По мнению одних представителей банковского сообщества, внедрение вышеупомянутого антикризисного инструментария является необходимой процедурой, т.к. в условиях нестабильности он позволяет определять нестандартные комбинации факторов, влияющих на бизнес, и выявлять зависимость между ними.

С другой стороны, нельзя игнорировать точку зрения, справедливо утверждающую, что стресстестирование и СРП — достаточно дорогостоящие процедуры, реализация которых недоступна большинству малых и средних банков. Для них необходимы обширные базы данных, новейшая компьютерная техника, программные средства, специально обученный персонал.

Именно по этой причине на сегодняшний день практическое применение инструментов антикризисного управления доступно лишь ограниченному числу банков. Согласно данным опроса, проведенного Банком России в начале текущего года, из 127 крупных российских банков стресстестирование проводят лишь 30%, а привлечение профессиональных экспертов в области оценки бизнеса с целью выработки сценария антикризисного управления осуществляется в единичных случаях. Подобные факты объясняются тем, что даже крупные банки пока не стремятся внедрять стресс-тестирование и СРП, т.к. это чревато высокими расходами из-за возможной несовместимости внутренних систем подразделений и несовершенства информационных технологий банков. Применение вышеозначенных методик тормозится также и по причине отсутствия соответствующих требований со стороны Банка России.

Тем не менее процесс внедрения методов антикризисного управления в отечественную банковскую практику набирает обороты. Существенная активизация данного процесса произошла в связи с участием Банка России в проводимой МВФ и Всемирным банком Программе оценки финансового сектора. Так, в соответствии с Указанием ЦБ РФ от 30 апреля 2008 г. №2005-У «Об оценке экономического положения банков» надзорным органом при оценке качества управления банком будет приниматься во внимание наличие в кредитной организации формализованных процедур оценки ее финансового состояния, основанных на применении методик стресстестирования и СРП.

Кроме того, распространению методик стресстестирования и СРП будут способствовать ознакомление широкого круга потенциальных пользователей с результатами работы западных банков в этом направлении, адаптация иностранного опыта к российским условиям, совершенствование существующих методологий, а также проведение исследований, определяющих влияние экономических и отраслевых циклов на уровень рисков в банковском секторе.

ЛИТЕРАТУРА

1.Стратегия развития банковского сектора Российской Федерации // Финансы России. — 2002. — №1(5).

2.Стресс-тестирование финансовых систем: Рабочий документ Международного валютного фонда. Июнь, 2001. — http://www.imf.org/ external/pubs/cat/longres.cfm?sk=15166.0.

3.Федеральный закон от 2 декабря 1990 года №395-1 «О банках и банковской деятельности» (ред. от 8 апреля 2008 г., с изменениями от 27 октября 2008 г.). — http://www.consultant.ru/popular/bank/.

4.Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. №40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (с изменениями от 2 января 2000 г., 19 июня, 7 августа 2001 г., 21 марта 2002 г., 8 декабря 2003 г., 28 июля, 20 августа 2004 г., 18, 29 декабря 2006 г.,1 декабря 2007 г.). — http://www.9aac.ru/law/docs/480219/.

5.Central Bank Oversight of Payment and Settlement Systems. CPSS — Bank for International Settlements, Basel, May 2005. — http://www.sedla-banki.is/lisalib/getfile.aspx?itemid=5989.

6.International Convergence of Capital Measurement and Capital Standarts. A Revised Framework. Basel Committee on Banking Supervision, Basel, June 2004. — http://www.bis.org/publ/bcbs107.htm.

7. Пособия и компенсации персоналу

Автор:

Горелая Наталия Васильевна — к. э. н., доцент кафедры банковского дела ГУ-ВШЭ (г. Москва)

Журнал “Управление корпоративными финансами” 01(31)2009

Оцените статью
Adblock
detector