Культурно-эволюционная теория фирмы

Согласно этому подходу успешная деятельность фирмы во многом зависит от ее внутренней культуры, которая по определению играет важную роль в прогрессивном преобразовании как всего общества, так и его главных субъектов – фирм.

Как известно, преобразующая роль культуры определяется состоянием ее составляющих факторов и соответствующих им институтов: образования, науки, морали и т.д. Эти факторы во все экономические времена играли определяющую и активную роль в прогрессивном развитии общества. Однако их активность может сдерживаться в зависимости от силы старых институтов и традиций, которые могут выступать в качестве факторов рутины. В представлениях институциалистов рутина в, ее общепринятом понимании, как консерватизм, т.е. следование устоявшимся устаревшим традициям, шаблонам и боязнь новых изменений, выступает как главный сдерживающий фактор, противодействующий распределению прогресса активизируемого культурой.

Можно сказать, что институциональная парадигма основывающаяся на приоритете фактора эволюции, характеризующейся историческими законами общественного развития, оказалась предпочтительней парадигмы неоклассической теории, основывающейся в основном на парадигме статической функциональности. Отмеченный выше кризис, в который попала современная экономическая наука в виде его классического направления, во многом обусловлен преобладанием статического функционального анализа, который оказался положен в основу математических моделей, приведя к их дискредитации. Эта дискредитация возникла не столько по вине математики, сколько по вине любителей огульной математизации без учета влияния факторов динамики, со стороны внешней среды. Именно, эти факторы являются определяющими по отношению к поведению фирм и отдельных субъектов.

В наиболее четком виде парадигма эволюционного развития изложена в модели институциональных изменений, опубликованной относительно недавно, в 1990 г. Эта модель предлагает следующую логику институциональных изменений, которые задаются фирме извне:
1. изменение в уровне знаний ведет к появлению новых технологий;
2. новые технологии меняют относительные уровни цен на ресурсы;
3. новые уровни цен в результате растущей стоимости ресурсов создают стимулы у собственников к трансформации прав собственности на них;
4. новые уровни цен ведут также к появлению правил,  позволяющих максимизировать ценность использования таких прав;
5. вместе с тем не нулевые транзакционные издержки на политическом рынке препятствуют тому, чтобы реализовать все полезные для создания стоимости потенциально возможные институциональные изменения.

Эта базовая схема институциональных изменений была дополнена теорией “корпоративной культуры”, которая основывается на парадигме гармонизации отношений менеджмента, наемных работников и собственников.

Чл. кор. РАН, академик В.М. Польтерович отмечает: “Благодаря математизации экономической теории в ее рамках получен ряд общих результатов,  фактически указывающих на неполноту и неадекватность аксиоматики определяющих моделей, что влечет за собой отсутствие ответов на важнейшие вопросы” (Экономическая наука в современной России № 1, 1998 г.).

По сравнению с нормами корпоративного права, которые подробно прописаны в законодательстве, нормы корпоративной культуры, представляющие собой правила и предпочтения деловой этики в современном понимании ее динамики, не всегда укладываются в писанные и общепринятые правила. Например, порядок учета степени образования, переобучения и переквалификации, управления знаниями и оценки их эффекта с учетом превращения рабочей силы в человеческий капитал с соответствующими правилами оценки его полезности и эффектов для предприятия. Сюда следует отнести правила страхования и поддержания здоровья работников, их культурного время  провождения, условий семейного быта и т.д.

Корпоративная культура, как показывает ее развитие, в моделях развитых стран включает такие нормы, как приверженность всех категорий работников миссии фирмы, умение и желание работать в единой команде, безусловное уважение интересов партнеров, обязательность в исполнении контрактов без попыток оппортунизма, отлынивания и обмана, а также моральном риске в связи с этим; все эти составляющие в современной практике фирм становятся обязательными составляющими деловой репутации фирм, которая во многом определяет их деловые успехи.

В рамках “теории рутин” (Уинтер и Нельсон), предложенной также представителями институциональной теории, рассматриваются конфликты и способы их преодоления между устаревшими шаблонами понимания корпоративной культуры и новыми подходами. Под рутинами представители институциональной теории понимают сложившиеся шаблоны понимания сущности и предназначения фирмы вопреки новым подходам, а также устойчивые, но устаревшие формы организации, которые становятся фактором торможения развития новых процессов.

К этому следует добавить подход к фирме на основе теории новой “экономической теории” (Д. Белл, Э. Тоффлер, Я. Тинбергем, Д. Гелбрейт), согласно которому общественному развитию присуще сочетание периодов эволюции и революции. После периодов революций наступают состояния трансформации экономических систем, в след за которыми формируются новые эпохи и, соответственно им, новые экономические тенденции. Примером может служить наступления эпохи постиндустриального общества и новой экономической тенденции, которая проявляется в развитии современной корпорации.

Автор: Сапор А.К.

Оцените статью
Adblock
detector