Аналитические аспекты реализации проектов развития АПК, осуществляемых с использованием бюджетных средств

Практическое отсутствие инвестиций в девяностые годы прошлого века, привело к качественной деградации и количественному сокращению производственных мощностей, а также системной технологической отсталости большинства отечественных товаропроизводителей. Повышение конкурентоспособности ключевых межотраслевых комплексов, к которым относится АПК, настоятельно требует осуществления масштабных проектов по модернизации их производственных мощностей, совершенствования инфраструктуры на основе государственно-частного партнерства.

Государственная поддержка сельскохозяйственных товаропроизводителей — это система мероприятий, способствующих повышению доходов или снижению затрат сельскохозяйственных товаропроизводителей. Различают прямую и косвенную государственную поддержку. Первый вид предусматривает выделение субсидий из бюджетов всех уровней конкретным сельскохозяйственным товаропроизводителям. Её цель — повышение результативности агробизнеса на основе роста производительности и экономичности основных и вспомогательных бизнес-процессов. Косвенная поддержка преследует цели повышения доступности инфраструктурных услуг, включая услуги по кредитованию, страхованию, консультированию и инжинирингу, что также способствует повышению темпов развития и уровня конкурентоспособности агробизнеса. Вступление России в ВТО переводит фокус с прямой на косвенные меры поддержки, среди которых приоритетными, на наш взгляд, являются:

  1. льготные формы кредитования (субсидирование процентной ставки по привлекаемым инвестиционным кредитам);
  2. меры налогового администрирования (предоставление льготы по налогу на прибыль сельскохозяйственным предприятиям промышленного типа).

Одним из принципов бюджетной системы РФ Бюджетный  кодекс  РФ  определил эффективность и экономность использования бюджетных средств. Однако контрольный механизм для реализации данного принципа не разработан в полной мере. Реальное осуществление программ бюджетной поддержки развития отечественного сельскохозяйственного производства выявило явную недостаточность их методического обеспечения. Многочисленность форм господдержки, недостаточно «прозрачные» алгоритмы расчетов размера государственной «помощи», отсутствие адекватных методик оценки её эффективности — создают благоприятные условия дляразвития коррупции и нерационального использования выделенных средств. Контроль за эффективностью использования средств делегирован на уровень региональных подразделений министерства сельского хозяйства, что наделяет его несвойственными функциями контроля казначейского использования бюджета. Реализация государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции на 2008-2012 гг. выявила необходимость упрощения системы распределения бюджетных средств в направлениях повышения её «прозрачности» для получателей, стимулирования инновационно- и инвестиционно-активных сельскохозяйственных товаропроизводителей, а также целесообразность передачи надзорных функций по использованию бюджетных средств от Минсельхоза Росфинконтролю.

Очевидно, что прогнозно-аналитические оценки, построенные на расчетах финансовых коэффициентов и показателях денежных потоков, в большей мере соответствуют интересам кредитных инвесторов. Они не могут обеспечивать различные группы стейкхолдеров релевантной информацией для оценки потенциальных перспектив и рисков развития бизнеса. Более того, в условиях высокой турбулентности мировых рынков, сами по себе финансовые оценки не могут рассматриваться как устойчивые, а цели бизнеса из области формирования максимальной прибыли смещаются в область обеспечения непрерывности его функционирования и сохранения контроля за собственностью со стороны владельцев бизнеса.

В условиях повышенных требований к экологической и социальной составляющим бизнеса, мониторинг и диагностика эффективности реализации проектов нуждается в разработке и использовании нового информационно-аналитического инструментария. По нашему мнению, необходимым этапом аналитической оценки должны стать прогнозные оценки экологических и социо-культурных последствий реализации проекта в пределах территорий, его возможных синергетических эффектов на стоимость бизнеса, а также вероятных последствий отказа от проекта или уменьшения его масштабов.

Игнорирование этих важных аспектов приводит к пагубным последствиям. Так, например, наметившаяся с начала 2000-х годов экспортная ориентация производителей зерна и недостаточно гибкие меры экспортно-импортного регулирования зернового рынка усугубили проблему обеспечения кормами отраслей национального животноводства, что снизило динамику импортозамещения по мясу и мясопродуктам. Это приводит к необоснованному обогащению компаний — зерно-трейдеров в ущерб развитию реального сектора агробизнеса, сокращает занятость на селе и снижает бюджетные доходы. По нашим оценкам, увеличение экспорта зерна на 10 млн. тонн приводит к потере внутреннего производства мяса в размере 2-3 млн. тонн (в живом весе), до 100 тыс. рабочих мест в сельском хозяйстве, и не менее 600 тыс. в смежных с ними отраслях АПК [4, с. 5 5]. Размер ежегодных бюджетных поступлений в результате использования отечественного зерна на кормовые цели может составить до 20 млрд. руб.

Поставленная задача 100% обеспечения населения России мясом птицы и свинины к 2015 г. может быть выполнена лишь при условии введения гибкого экспортно-тарифного регулирования зернового рынка, ввода в действие мощностей по хранению и переработке зерна внутри страны. Повышение экономичности использования зернового компонента кормов требует более пристального внимания к развитию племенного животноводства и включения в состав приоритетных отраслей АПК (отраслей с господдержкой) комбикормового производства.
Накопленный лидерами мясного рынка — компаниями «Черкизово» и «Мираторг» позитивный опыт развития бизнеса подтверждает, что успешность реализации масштабных модернизацион-ных проектов в отечественном животноводстве напрямую зависит от политики государственного протекционизма, форм и объемов выделенных на эти цели бюджетных средств. Животноводство является достаточно капиталоемкой отраслью со сроком окупаемости инвестиций 5-12 лет. Поэтому, в настоящее время, государственная финансовая помощь оказывается в виде субсидирования ставки процента по кредитам, привлекаемым компаниями на финансирование инвестиционных проектов, прямого дотирования сельскохозяйственных товаропроизводителей в зависимости от объемов потребляемых ресурсов и достигнутых показателей операционной результативности, а также при помощи бюджетных субсидий для организаций, занимающихся разведением племенных животных. Учитывая значимость ряда отраслей сельского хозяйства для обеспечения продовольственной безопасности РФ, в Правительстве рассматриваются предложения об использовании механизма прямых дотаций в расчете на килограмм (литр) произведенной продукции на сумму 96 млрд. руб. в год. Это послужит благоприятным фоном для повышения инвестиционной привлекательности ряда капиталоемких отраслей сельского хозяйства (молочного скотоводства, свиноводства и производства сахарной свеклы).

Применяемая при определении размера бюджетных субсидий в практике государственного отбора и мониторинга реализации проектов методика оценки проектов преследует, прежде всего, цели их коммерческой оценки. Она ориентирована в основном на диагностику показателей операционной и экономической результативности бизнеса, слабо учитывает социальные, экологические, и иные смежные эффекты реализации (или отказа от реализации проекта), тем самым, игнорируя важнейшие риски развития отечественного бизнеса [1, 2, 6]. Мониторинг целевого характера использования бюджетных средств, и текущий контроль за эффективностью их использования остаются «узкими местами» в системе государственного финансового надзора. В результате, получателями помощи зачастую становятся не организации, повышающие свою эффективность в результате использования средств государственной поддержки, а те компании, которые устанавливают «доверительные» отношения с представителями территориальных подразделений министерства сельского хозяйства. Такой «механизм” порой приводит к банальному «освоению» бюджетных средств и недополучению ожидаемых синергетических эффектов инвестиционно-активными компаниями, склонными к процессным инновациям.

Повышение стратегической конкурентоспособности отечественных компаний является одной из целей реализации программы модернизации национальной экономики. Индикаторы экологической и социальной устойчивости развития, инновационности проектов представляются нам чрезвычайно важными для прогнозирования стратегической конкурентоспособности бизнеса. Применяемая методика отбора проектов для бюджетного субсидирования, ориентированная на аудит показателей бизнес-плана, требует существенной доработки. В этой связи, важной задачей является разработка информационно-аналитического инструментария для осуществления отбора, мониторинга и контроля фактической эффективности использования средств государственной поддержки.

Инвестиционные решения относятся к стратегической области управления деятельностью коммерческой организации. В то же время их масштабы и направленность тесно связаны с текущими возможностями и перспективными направлениями развития компании. При этом представляется важным обеспечение гибкого реагирования на внешние возмущения, изменения параметров проекта при реализации их на различных стадиях жизненного цикла с целью адаптации проектного решения к меняющейся бизнес-модели компании. Вопросы информационно-аналитической поддержки реализации инвестиционных решений, осуществляемых с использованием средств бюджетной поддержки, являются предметной областью стратегического контроллинга, и должны учитывать не только потенциальные выгоды, но и текущие обременения, возникающие при реализации масштабных внешних заимствований на финансовых рынках [5, с.342].

Вступление России в ВТО предполагает необходимость применения «новой  управленческой модели» в органах государственного управления. В рамках этой модели контроллинг рассматривается как система координирования и управленческого сервиса. Важнейшие элементы этой модели представлены на рисунке 1.

Основная идея контроллинга, связанная с созданием информационно-аналитического обеспечения планирования и упреждающего контроля, должна быть эффективно реализована в сфере управления бюджетными средствами, выделяемыми на поддержку программ развития частных компаний в социально-значимых секторах рыночной экономики. В основу построения                              системы контроллинга эффективности использования средств бюджета, направляемых на поддержку реального сектора экономики, может быть положена «3-Е — модель» — «economy — efficiency — effectiveness», (рисунок 2).

С помощью иерархии целей, заложенной в «3-Е — модели», можно проследить соблюдение интересов различных групп бенефициаров выделения и использования бюджетных средств (собственников компании и менеджеров, работников, жителей территорий на которых реализуются бизнес-проекты, атакже ответственных работников министерств отвечающих за развитие отрасли и достижения цели продовольственного обеспечения страны и др.).

На основе поставленных управленческих целей определяются так называемые «входы» (ресурсы, «inputs») — персонал, необходимая производственная инфраструктура. Ресурсы в процессе создания продуктов (услуг) преобразуются в результаты (выходы, «outputs»). Полезным результатом, в нашем случае, является процесс выделения бюджетных средств для целей со-финансирования операционной деятельности сельскохозяйственных товаропроизводителей или предоставления субсидий на погашение процентов по кредитам, привлекаемым на модернизацию имеющихся или создания новых производственных мощностей. Выходы в систему имеют определенные характеристики реализуемых проектов    —уровень технологической инновационности, проектная экономичность и продуктивность создаваемых мощностей, ожидаемое воздействие хозяйственной деятельности на экологию и социальную сферу региона.

В центре контроллинговых мероприятий по управлению результативностью находится планирование стратегических целей, а также контроль за их достижением. Успешное управление возможно лишь только в том случае, когда цели развития согласованы между различными заинтересованными лицами, осуществляющими надзор и стратегическое управление (министерством, губернаторами, собственниками бизнеса). Для сведения рисков их реализации к минимуму необходима сформулированная и согласованная концепции развития региона, отрасли и компаний на основе системы индикативного планирования. В качестве примера можно привести позитивный опыт, накопленный   администрациями и территориальными органами профильных министерств в Калужской и Белгородской областях. В то же время в Брянской области в результате изменения ранее утвержденного регламента распределения бюджетных средств, 43 из 44 сельскохозяйственных организаций, ранее включенных в программу финансовой поддержки развития мясного скотоводства, не получили обещанных сумм дотаций, что поставило их на грань банкротства.

Для мониторинга процесса достижения согласованных целей разрабатываются системы показателей, на основе которых формируется система внешней и внутренней отчетности. В качестве инструмента стратегического планирования целей и ресурсов, а также контроля степени достижения целей, сформулированных в рамках многомерной системы оценок, неплохо зарекомендовали себя панели управления (Dashboards) и стратегические карты показателей (Strategy Maps), основанные на методологии сбалансированных систем показателей (Balanced Scorecard). В зарубежной практике такие подходы достаточно широко используются как на уровне рабочих мест специалистов компаний, так и в практике государственного управления и контроля эффективности использования бюджетных средств для организации рабочих мест специалистов финансовых департаментов министерств [8, с.250]. Их применение становится особенно актуальным при проведении корректировок целевых значений ключевых показателей, вызываемых изменениями параметров бюджетных субсидий и условий их представления, и рассматривается рядом специалистов как центральный элемент современного бизнес-анализа [3, 8].

Одновременное использование диагностических (запаздывающих) и прогностических (опережающих)  ключевые показатели эффективности (Key Performance Indicators) позволяет не только проводить текущий мониторинг управляемого процесса, но и прогнозировать возможное его развитие при реализации той или иной стратегии экономического поведения.

В центре системы управления эффективностью использования бюджетных средств должны находиться планирование и контроль параметров производительности и экономичности создаваемых производственных мощностей и социальных объектов при одновременной оценке соблюдения требований социальной ответственности, экологичности и правовых  норм.

К централизованным задачам контроллинга в сфере государственного управления относятся: годовое индикативное планирование и бюджетирование; мониторинг и контроль затрат, качественных характеристик создаваемых с использованием бюджетных средств объектов, координация действий различных департаментов и ведомств в целях снижения стоимости администрирования, оценка эффективности использования бюджетных средств. Реализация этих задач требует создания системы оценки затрат и результатов, в которой должны быть представлены как планово-нормативные так и фактические значения ключевых индикаторов. Такой подход позволит на основе проведения план-факт анализа обеспечить упреждающую, текущую и итоговую оценки эффективности государственного управления развитием отраслей АПК.
Для информационной поддержки управления результативностью и эффективностью лица, принимающие решения, должны располагать содержательной системой ведомственной отчетности, содержащей набор показателей, необходимых для оценки принимаемых к финансированию и фактически реализуемых проектных решений.

Для решения вопросов оценки эффективности использования финансовых средств, выделяемых коммерческим                                     сельскохозяйственным организациям в виде государственной помощи, необходимо:

  1. уточнить условия и формы её предоставления;
  2. определить механизмы отбора проектов осуществляемых на условиях государственного софинансирования;
  3. обосновать и разработать критерии оценки эффективности, учитывающие достижение бюджетополучателями целевых результатов;
  4. предложить методику оценки и анализа фактически достигаемой эффективности использования бюджетных средств в реализуемых проектах.

Разработку критериев эффективности использования государственных средств целесообразно осуществлять в разрезе следующих блоков:

  1. экономичность — достижение заданных результатов с использованием наименьшего объема бюджетных средств, или наилучшего результата в пределах установленных объемов бюджетного финансирования;
  2. эффективность (производительность) — соотношение между чистым эффектом от получаемых результатов деятельности и связанными с их формированием материальными, финансовыми, трудовыми и другими ресурсами (т.е. эффект, деленный на затраты);
  3. результативность — уровень достижения целевых результатов деятельности, например, темпы роста производства; число новых рабочих мест; суммы дополнительно перечисленных налогов и др.

При рассмотрении эффективности выделения средств бюджетов необходимо установить наличие  экономической,  социальной,
экологической, технологической, а также косвенной (вспомогательной) эффективности.

Следовательно, в зависимости от целевого направления выделения средств критерии эффективности должны разрабатываться с учетом достижения следующих целей:

  1. технологических — показывающих увеличение эффектов от внедрения инженерных и организационных решений в производственных циклах сельхозтоваропроизводителей;
  2. экономических (коммерческих) — демонстрирующих отдачу от использования дополнительного прироста инвестированных средств;
  3. экологических — характеризующих результаты усилий компании по защите и восстановлению окружающей среды, включая снижение вредных выбросов и других нагрузок на неё, по обеспечению производства безопасных для потребителя экологически чистых продуктов предприятиями АПК;
  4. социальных — оценивающих вклад в обеспечение занятости, снижение социальной напряженности в регионе и защиту материальных и иных интересов персонала компаний, за счет вложений средств в развитие социальной инфраструктуры организации и региона (создание рабочих мест, корпоративных профилакториев, обеспечение персонала медицинскими услугами и другие элементы социального пакета).

Получение организацией прибыли не является единственным критерием эффективности использования бюджетных средств, по социальной, технологической и экологической составляющим имеются иные цели. В то же время, следует помнить, что «рост бизнеса без достижения прибыльности равноценен его смерти». Неприбыльная организация не имеет возможности нести ответственность в полном объеме в рамках экологической и технологической составляющих, финансировать социальные и иные расходы, связанные с реализацией программ развития региона.

Привлечение государственных средств приводит к получению компанией — бюджетополучателем прямых и косвенных эффектов, которые становятся объектами оценки на этапе выделения, мониторинга целевого использования — на этапе использования, и последующего анализа — при осуществлении контроля за эффективностью их использования. Схема контроля и анализа эффективности использования бюджетных средств, выделяемых на поддержку АПК, представлена на рисунке 3.

В настоящее время наиболее распространенным является методический подход построения системы планово-отчетных индикаторов эффективности использования средств государственной бюджетной помощи, выделяемых на поддержку отечественных сельскохозяйственных товаропроизводителей, основанный на сравнительном анализе показателей с целевыми уровнями, характеризующими критическую конкурентоспособность поддерживаемого бизнеса (рисунок 4).

Цели и задачи выделения бюджетных средств на развитие реального сектора экономики включают не только коммерческую, но и, прежде всего, социальную, технологическую и экологическую составляющие. Исторически показатели финансовой результативности являются наиболее разработанными (см. таблицу 1).

Привлекая бюджетные средства для финансирования экономического роста, коммерческие организации должны оценивать не только коммерческие эффекты краткосрочного горизонта, но и прогнозировать влияние возникающих обязательств и создаваемых активов на стабильность своего развития в долгосрочном горизонте. Первые — проявляются в виде прироста совокупных источников финансирования, снижения цены кредитных ресурсов, возможностей существенного увеличения масштабов бизнеса, вторые — в виде  увеличения долговой нагрузки, ограничений на операции с активами, динамике рыночной капитализации, и т.д.

Однако, существует существенное отличие в подходах к использованию традиционных (финансовых показателей) и показателей, характеризующих экономическую составляющую устойчивого развития.

Основной задачей стратегического управления бизнесом является обеспечение непрерывности его функционирования при выполнении взятых на себя обязательств перед обществом, персоналом и собственниками. Экономические показатели в контексте устойчивого развития в большей степени сфокусированы на том, каким образом деятельность организации воздействует на те заинтересованные стороны, с которыми организация вступает в прямое или косвенное экономическое взаимодействие. Необходимо учитывать и косвенное воздействие организации на её бизнес-окружение, например, зависимость сообщества от деятельности организации; возможности организации по привлечению дополнительных инвестиций в регион и др.

В качестве примеров дополнительных факторов можно привести:

  1. инновации, которые могут быть оценены с помощью числа патентов и партнерств, заключенных с другими организациями для их коммерциализации;
  2. экономический эффект (положительный или отрицательный) изменений в местоположении производственных мощностей, или характере деятельности организации;
  3. вклад в ВВП и конкурентоспособность наци
    ональной экономики.

В качестве примеров форм воздействий на сообщества бенефициаров бизнеса можно привести:

  1. зависимость сообществ от деятельности организации в части источников финансирования программ по развитию социальной и производственной инфраструктур территорий;
  2. возможности организации по привлечению дальнейших инвестиций в регион и формированию территориальных кластеров, повышающих устойчивость бизнеса.

В то же время, представляется целесообразным разграничивать критерии эффективности в разрезе экономической, социальной, экологической, технологической и прочей результативности. Это, с одной стороны, позволит повысить обоснованность контрольно-аналитических оценок и, с другой стороны, приблизит оценку эффективности к требованиям международных стандартов в области устойчивого развития (Global Reporting Initiative, GRI). Отчетность в области устойчивого развития разрабатывается как инструмент, позволяющий связать в стратегическом горизонте разрозненные и изолированные функции компании: финансы, маркетинг, исследования и разработки, управление человеческим капиталом и др. [7,с.38].

Методология GRI ориентирована на формирование сбалансированной и обоснованной картины экономической, экологической и социальной результативности компании, которая необходима для широкого круга заинтересованных сторон, способствуя оценке и сравнению результативности организаций в области устойчивого развития в соответствии с общепризнанными критериями.

Показатели результативности нами сгруппированы в четыре подраздела, которые отражают экономическую, экологическую, технологическую и социальную перспективы устойчивого бизнеса. Вместе с тем, по ряду причин ограничение показателей результативности этими группами может не позволить отразить полную картину долгосрочной устойчивости организации, поскольку изменения в одном из аспектов результативности часто приводят к изменениям в других составляющих устойчивого развития.

Поэтому необходима и пятая перспектива — комплексная  результативность.  Для  ее  оценки могут использоваться комплексные показатели, которые, в свою очередь, относятся к одному из двух типов:
♦  системные показатели;
♦показатели, отражающие связи между составляющими устойчивого развития.

Системные показатели соотносят деятельность организации с большими экономическими, экологическими, технологическими и социальными системами, частью которых собственно и является коммерческая организация. Например, организация может характеризовать свою сравнительную результативность по отношению к характеристикам такой системы в целом, указывая свою долю в общем количестве несчастных случаев на производстве в данной отрасли в данной стране. Другими примерами могут быть указание на долю рабочих мест, созданных компанией, в общем числе рабочих мест, созданных в регионе, или отношение количества загрязняющих веществ определенного типа, выброшенных в атмосферу, к допустимому количеству выбросов для данного региона, установленному государственным регулятором.

Таблица 1 Основные финансовые показатели оценки эффективности и алгоритмы расчета

№п/п

Наименование показателя

Расчетная формула

1.

Выручка от продаж (NS), темп роста выручки

Динамика выручки от продаж за несколько периодов

2.

Прибыль до уплаты процентов, налогов и начисления амортизации (EBITDA), темп роста прибыли

Динамика показателя EBITDA за несколько периодов

3.

Рентабельность продаж, рассчитанная по EBITDA (маржа прибыли до уплаты процентов, налогов и начисления амортизации)

EBITDA : Выручка от продаж

4.

Коэффициент процентного покрытия (TIE)

EBITDA : Сумма процентов по заемным средствам

5.

Отношение величины долга к сумме EBITDA

Средняя величина заемного капитала : EBITDA

6.

Рентабельность используемого капитала (ROCE)

Чистая операционная прибыль (NOPLAT) : Используемый долгосрочный капитал (СЕ)

7.

Рентабельность собственного капитала (ROE)

Чистая прибыль (NP) : Собственный капитал (EQ)

8.

Чистый денежный поток по текущей деятельности (NCFoper.)

Поступления от текущей деятельности (Cashin) — Платежи от текущей деятельности (Cashout)

В целом, системные показатели демонстрируют — в какой мере результативность организации может влиять на результативность больших систем. Индикаторы такого типа особенно полезны для организаций, деятельность которых связана с относительно компактной географической областью.
Показатели, отражающие связи между составляющими устойчивого развития, непосредственно соотносят два или более видов результативности. Наиболее широко известны показатели «эко-эффективности», например, количество выбросов на единицу продукции или на денежную единицу оборота.

Рассмотрим систему показателей экономической эффективности использования средств бюджетной поддержки в коммерческих организациях
Для оценки влияния бюджетных субсидий на эффективность операционной и инвестиционной деятельности компании целесообразно рассчитывать следующие плановые и отчетные показатели:
♦   коэффициент эффективности налогообложения
Эн = NP: Tax, где:                                             (1)
Эн — коэффициент эффективности налогообложения;
NP— планируемая, или фактическая сумма чистой прибыли;
Tax— планируемая, или фактическая сумма платежей по налогу на прибыль.
♦   коэффициент налогоемкости производства и продажи продукции позволяющий определить сумму налоговых платежей, приходящихся на единицу объема продаж:
Кип = Taxes: NS, где:                                         (2)
Кнп — коэффициент налогоемкости производства и продажи продукции;
Taxes— общая сумма налоговых платежей;
NS— выручка от продаж продукции, товаров и услуг.
♦   коэффициент налоговой нагрузки:
Кнн = Tax: ЕВТ, где:                                           (3)
Кнн — коэффициент налоговой нагрузки;
Tax— налог на прибыль,
EST— прибыль к налогообложению.

Для характеристики степени участия бюджетного финансирования в обеспечении инвестиционной и инновационной деятельности компании в необходимых аналитических разрезах рекомендуем рассчитать такие показатели, как:
♦   коэффициент финансирования инвестиций, Кфи
Кфи = Fou: Iок , где                                           (4)
Fou— сумма отдельных источников финансирования;
Iок — инвестиции в основной капитал.
В составе источников финансирования выделяются:

  1. собственные средства;
  2. привлеченные средства (кредиты и займы);
  3. инвесторы (кроме заимодавцев);
  4. средства федерального бюджета;
  5. средства субъектов Российской Федерации и местных бюджетов.

В свою очередь, под инвестициями в основной капитал могут рассматриваться в зависимости от стоящих задач анализа как объемы инвестиций за конкретный период, например, календарный год, либо — инвестиции в конкретный проект.

Коэффициент привлечения средств на 1 руб. бюджетного финансирования, Кпсб
Кпсб=Vпс:Vбф ,где                                           (5)
Vпс — объем привлеченных средств с финансового рынка;
Vбф — сумма бюджетного финансирования.

Кроме того, для оценки эффективности функционирования организации, в том числе пользующейся налоговыми льготами, существуют достаточно разработанные методики анализа, которые нуждаются в определенном уточнении, и их доводке с позиции стоящих задач. Так, традиционные финансовые показатели прибыли и рентабельности принимают вид ключевых показателей эффективности, таких как EBITDA, рентабельность продаж по EBITDA, NP, рентабельность инвестиций (ROI).

Оценка экономической эффективности использования бюджетных средств для внешних пользователей имеет свою специфику. Освоение капитальных вложений характеризуется эффектом длительного последействия, в результате которого обеспечивается реализация интересов различных групп бенифициаров бизнеса. Таким образом, необходимо рассматривать текущий и последующий эффекты реализации проектов.
Текущая экономическая эффективность выделения государственных средств (Ээ) отражает результат, который будет получен в периоде на 1 руб. выделенных из бюджета средств. Она рассчитывается по формуле:
Ээ=Р/С,где:                                                      (6)
Ээ — экономическая эффективность текущего выделения использования средств;
Р — результат предоставления текущей государственной помощи, млн. руб.;
С — суммарный объем выделенных государственных средств, млн. руб.
В зависимости от запросов пользователей аналитической информацией в качестве результата может рассматриваться выручка от продаж, либо прибыль от продаж, либо чистый операционный денежный поток.

В случае использования бюджетных средств в качестве источника софинансирования при реализации модернизационных проектов для оценки экономической эффективности целесообразно применять метод мониторинга чистого дисконтированного дохода (NPV). Значение дохода определяется как приток поступлений денежных средств в бюджет в виде прямых и косвенных налогов, а расчет NPV производится как разность между дисконтированными притоками (поступлениями в бюджет) и оттоками (выплатами из бюджета и упущенными возможностями поступлений) денежных средств. Если величина NPV положительна, то вариант проекта может оцениваться как экономически результативный, в противном случае его экономическая целесообразность вызывает сомнение. Состав денежных притоков и оттоков для коммерческой организации и финансирующих проект банков будет иной. Главной задачей, в этой связи, становится достижение консенсуса интересов основных бенифи-циаров реализации проекта.

При сравнительном анализе альтернативных проектов, предпочтение отдается варианту с более высокой суммой NPV и расчетным значением опциона создания стоимости бизнеса. Оценку опциона необходимо производить на основе потенциальной синергии результатов, получаемых от реализации проектов с действующими операционными бизнес-единицами [5, с. 343]. Т.е. часть реализуемых проектов (например, природоохранные) могут формировать отрицательное значение показателя NPV, однако, это не означает их неэффективность. Их реализация способствует поддержанию операционных денежных потоков по действующим операционным единицам и снижает риски начисления штрафов и приостановки производственной деятельности.

Оценка эффективности мероприятий осуществляется исходя из достигнутой результативности, определяемой прогнозируемым изменением показателей финансово-хозяйственной деятельности, обусловленным государственным финансированием.

Индикаторы, определяющие результативность, могут иметь как стоимостную, так и натуральную (количественную и качественную) оценку проявляющиеся в достижение социальных и технологических эффектов, увеличения объемов, и повышение качества продукции. В последнем случае уместно говорить о показателях результативности. В АПК к ним традиционно относятся следующие операционные показатели:

  1. сохранение или прирост маточного поголовья (коровы, свиноматки) в текущем году по сравнению с предыдущим годом, гол;
  2. производство живой массы скота и птицы, тыс. тонн;
  3. производство молока, тыс. тонн;
  4. производительность труда, выпущено продукции в расчете на одного среднегодового работника;
  5. соотношение динамики роста производительности и оплаты труда одного работника.

При отборе и последующем мониторинге проектов целесообразно осуществлять оценку показателей технологической (операционной) результативности. Они характеризуют сравнительную ресурсо-емкость и результативность производственной деятельности, организуемой на модернизируемых или вновь вводимых производственных мощностях. В этой группы показателей мы выделяем:

  1. среднесуточный прирост живой массы в расчете на голову животного, (г);
  2. коэффициент падежа молодняка животных на доращивании и откорме, %;
  3. коэффициент конверсии корма (кормоотдача), кг живого веса на 1 кг корма оцененного в энергетических единицах;
  4. коэффициент молочности свиноматок;
  5. удельный вес стоимости кормов в себестоимости 1 кг прироста живой массы, %.

Показатели для оценки экологической безопасности и эффективности природоохранных мероприятий содержат сведения о предполагаемом воздействии на окружающую среду. Среди подобных показателей выделим:

  1. общие экологические издержки на 1 млн. рублей выручки от продажи продукции;
  2. общие экологические издержки на одного сотрудника предприятия;
  3. динамика значений экологических издержек, включая сумму штрафов уплаченных за нарушение экологического законодательства;
  4. объем инвестиций в охрану среды, тыс. руб.;
  5. «прозрачность» экологической отчетности (рейтинг Интерфакс-Эра).

Оценка социально-экологических рисков при реализации проектов модернизации и развития должна проводиться на основе прогнозирования:

– возникновения негативных кампаний в прессе;
– проблем с общественностью в связи с неблагоприятными экологическими последствиями принимаемых к реализации проектных решений;
– частоты контрольных проверок, вероятности требований проведения и получения отрицательных заключений экологической экспертизы;
– регистрации нарушений при контроле со стороны общественности и государственных органов;
– показателей стабильности работы компании в последние пять лет.

Для проведения мониторинга и бенчмаркинга социальной эффективности используется информация: об уровне оплаты труда и его волатильно-сти; наличии рабочих мест для женщин, молодежи, работающих инвалидов и пенсионеров; санитарно-гигиенических условиях труда, травматизме и спонсорской поддержке экологических и социальных проектов.

Рекомендуемые индикаторы:

-расходы на социальное развитие в расчете на одного среднегодового работника и их динамика;
– расходы на благотворительность в расчете на 1 млн. руб. произведенной продукции;
– динамика создания рабочих мест, всего и в том числе для молодежи, инвалидов;
– доля женщин в составе производственного персонала, всего, и в том числе в группах работников с высокой оплатой;
– соотношение средней заработной платы 10% самых высокооплачиваемых и 10% самых низкооплачиваемых работников.

Социальная эффективность государственного финансирования выражается в создании обоснованных социальных преимуществ по сравнению с существующими условиями труда по виду деятельности, подлежащему государственному финансированию (табл. 2).

Социальная эффективность проявляется, в том числе, в улучшении условий труда и роста средней заработной платы работников, занятых в производстве продукции (выполнении работ, оказании услуг). Наряду с показателями, представленными в табл.2, для расчета социальной эффективности текущего государственного финансирования может быть использована формула:
Эс= (ФОТ1/СЧ1) : (ФОТ0/СЧ0), где:                    (9)
Эс — социальная эффективность государственного финансирования;
ФОТ1 — фонд оплаты труда текущего периода, в котором получено государственное финансирование, млн.руб.;
СЧ1 — средняя численность работников текущего периода, в котором поступало государственное финансирование, млн.руб.;
ФОТ0 — фонд оплаты труда базисного периода, в котором государственное финансирование не поступало, млн.руб.;
СЧ0 — средняя численность работников базисного периода, в котором не поступало государственное финансирование, руб.

Решение о сравнительной социальной эффективности проекта целесообразно принимать на основании оценки расчетного значения аналитического показателя — Эс.
Эс > 1 — государственное финансирование эффективно;
Эс < 1 — государственное финансирование не эффективно.

При обосновании решения относительно целесообразности субсидирования славки процента по выделяемым компании инвестиционным кредитам целесообразно более широко использовать экспертные оценки. Их объектами могут становиться:

-вероятность возникновения социально-экологических проблем;
– возможность появления в местных СМИ и Интернете материалов об экологических проблемах предприятия;
– шансы возникновения экологических конфликтов с общественностью;
– возможность внеплановых экологических проверок предприятия;
– вероятность требований о проведении дополнительных экологических экспертиз и отрицательных заключений.

Косвенная (вспомогательная) эффективность государственной помощи определяется исходя из прогнозируемых дополнительных поступлений в бюджет (бюджетной результативности).

Бюджетная результативность отражает изменение налоговых поступлений в бюджеты всех уровней и определяется как разница между налоговыми поступлениями при наличии государственной помощи и при ее отсутствии, с использованием следующей формулы:
БР = НП1 — НП0 где                                     (10)
БР — бюджетная результативность государственной помощи, млн. руб.
НП1 — налоговые поступления текущего периода, в котором получено государственное финансирование, млн. руб.;
НП0 — налоговые поступления базисного периода, в котором не получалось государственное финансирование, млн. руб.

Косвенная (вспомогательная) эффективность государственной помощи — Эв определяется по формуле:
Эв = БР:БС, где(11)
БР — бюджетная результативность, млн. руб.;
БС — государственная помощь, млн. руб.

Для расчета интегрального индекса оценки эффективности целесообразно применять «весовые» коэффициенты для отдельных показателей. Такой подход позволяет учесть как количественные, так и качественные критерии оценки эффективности, а также существенность отдельных параметров развития для достижения социально-экономических целей. Аналитическое обоснование значений этих коэффициентов проводится либо экспертным путем с учетом региональных и отраслевых особенностей, либо на основе статистической обработки информации.

Таблица 2. Показатели оценки социальной эффективности и устойчивости бизнеса

Группа показателей

Показатели

Наличие и сохранение кадровой базы

Количество работающих в различных сферах бизнеса ( по сегментам)

Отношения числа вакансий к числу занятых мест

Коэффициент текучести кадров

Коэффициент закрепления рабочей силы (средний срок работы сотрудника в организации)

Оплата труда

Отношение минимальной в организации заработной платы к прожиточному минимуму

Динамика заработной платы (номинальной и реальной)

Доля расходов на оплату труда в себестоимости

Вознаграждение высшего руководства (базовый оклад, бонусы, опционы на акции, материальные блага, включая машины, страховые полисы и т.д.)

Условия труда и социальная защита

Зарегистрированные нарушения

Инвестиции в охрану здоровья и технику безопасности в расчете на одного работника

Социальный пакет (стоимость и набор гарантий)

Профессиональная подготовка и обучение

Доля расходов на обучение в общей величине расходов

Расходы на обучение на одного работника

Изменение уровня образования работников

Эффективность использования трудовых ресурсов

Выручка от продаж / расходы на оплату труда

Выручка от продаж на одного работающего

Операционная прибыль на одного работающего

Добавленная стоимость на одного работающего

Качество менеджмента

Оценка организации как надежного работодателя по результатом внутренних и внешних опросов

Сравнительные темпы роста продаж в компании по сравнению с динамикой рынка

Интегральный показатель эффективности государственной помощи определяется на основе суммы показателей эффективности — экономической, технологической, социальной, экологической, косвенной (вспомогательной) с учетом весовых коэффициентов:
Эг = К3 *Э, + Кт * Эт +КС * Эс+ Кэк *Ээк + Кк*Эк,
где:
Эг — интегральный показатель эффективности использования средств государственной помощи;
Кз; Кт; Кс; Кэк; Кк — весовые коэффициенты показателей эффективности в модели, соответственно, экономической, технологической, социальной, экологической, и косвенной.

Варианты определения использования весовых коэффициентов зависят от целей и форм выделения средств бюджета на поддержку развития реального сектора.

В заключение сформулируем некоторые выводы и предложения.
Во-первых, выделение бюджетных средств сельскохозяйственным организациям в рамках программы финансовой поддержки АПК является важной формой государственной поддержки процессов модернизации реальной экономики. Представляется необходимым осуществлять программы не только косвенной поддержки, но и прямой бюджетной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей, определяя размер государственных дотаций сельскохозяйственным товаропроизводителям в зависимости от эффективности их операционной деятельности. Перспективным направлением поддержки может стать участие в софинансировании реализации крупных инфраструктурных проектов. Осуществляемые компаниями холдингового типа межрегиональные проекты (мероприятия по повышению качества маточного стада, строительству современных комбикормовых заводов и мощностей по производству мяса) целесообразно софинансировать из бюджета с формированием долей государственной собственности в создаваемых объектах, с последующей сдачей их в лизинг агрохолдингам.
Отсутствие «прозрачных» процедур отбора проектов и действенных механизмов контроля эффективности     использования     бюджетных

средств замедляет темпы реализации государственных программ развития АПК. По нашему мнению было бы целесообразно разграничить критерии эффективности использования бюджетных средств в: социальной, экологической, экономической, технологической и иных составляющих результативности. Это, с одной стороны, позволит повысить обоснованность аналитических оценок, а, с другой, приблизит оценку эффективности к требованиям международных стандартов в области устойчивого развития (Global Reporting Initiative — GRI).

Применяемая в настоящее время система индикаторов эффективности использования средств государственной поддержки отличается неупорядоченностью. Это вызывает дуализм и противоречивость оценок, порождая «чиновничий» произвол. Предлагаемая система показателей для планирования и оценки эффективности использования бюджетных средств предполагает, с одной стороны, многоаспектность, а, с другой, упорядоченность оценок по видам эффективности (социальная, экологическая, технологическая, экономическая — коммерческая). В соответствии с этой систематизацией определены источники внешней и внутренней информации для их диагностики и мониторинга и формы представления — панели управления.

Во-вторых, учитывая различные уровни ответственности за эффективное использование бюджетных средств, привлекаемых на субсидирование процентной ставки по инвестиционным кредитам, предложен механизм диагностики показателей эффективности их использования на различных уровнях организации реализации проектов модернизации, что обеспечит консенсусность интересов при гарантии обеспечения государственных приоритетов. Для обеспечения заинтересованных сторон актуальной и релевантной информацией считаем целесообразным использовать модель сбалансированной системы показателей при формировании информационно-аналитической системы оценки эффективности использования бюджетных средств в виде панелей управления владельцев бизнес-процессов. Панели управления, являясь ключевым элементом современного бизнес-анализа, представляют интегрированную планово-отчетную форму представления диагаостических и прогностических индикаторов результативности деятельности бизнес-процесса, проекта, компании в целом. Панели управления должны формироваться в зависимости от сферы ответственности менеджеров и представляют одновременно инструмент планирования, контроля и мотивации деятельности владельцев бизнес-процессов.

Модель BSC при создании панелей управления обеспечивает гибкость процесса планирования, мониторинга и контроля за счет возможности корректировок целевых уровней индикаторов, которые проводятся по мере изменения состояния внешней и внутренней экономической среды и достижения ранее поставленных целей.

В составе BSC эффективности использования бюджетных средств предложено выделять пять основных составляющих, характеризующих:

  1. экономические (коммерческие) показатели эффективности;
  2. показатели технологической эффективности;
  3. показатели социальной эффективности;
  4. экологические показатели эффективности;
  5. интегральный показатель эффективности.

BSC использования бюджетных средств целесообразно формировать как в разрезе отдельных проектов, по которым выделяется бюджетное финансирование (для целей мониторинга со стороны внутренних и внешних стейкхолдеров — виде панелей управления), так и в целом по компании, или группе проектов — для целей контроля и управления стоимостью бизнеса компании (в виде стратегических карт показателей). 

Авторы:
В. Бариленко, д.э.н.,  профессор, заведующий кафедрой экономического анализа, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
О. Ефимова, д.э.н.,  профессор кафедры экономического анализа, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
В. Бердников, к.э.н.,  доцент кафедры менеджмента, маркетинга и организации, соискатель ученой степени д. э. н., Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
Статья из журнала “РИСК: ресурсы, информация, снабжение, конкуренция”, №1, 2012

Библиографический список:
1. Методические подходы к оценке эффективности государственной поддержки сельскохозяйственных производителей // ГНУ ВИАПИ им. А.А. Никонова. — докт. эконом, наук, профессор В.Я. Узун, канд. эконом, наук Е.А. Гатаулина — М., 2010.
2. Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов и их отбору для финансирования. М.: «Экономика», 2006.
3. Бариленко В. И. Бизнес-анализ как новое направление аналитической работы // Сибирская финансовая школа, 2011, №3 (86), сс. 32-35.
4. Бердников В. В. Перспективные бизнес-модели развития компаний мясо-продуктового подкомплекса //Международный сельскохозяйственный журнал, 2008, №6, сс.54-56.
5. Бердников В. В. Использование аналитических приемов и методов в стратегическом контроллинге // Аудит и финансовый анализ, 2008, №4, сс. 336-345.
6. Ефимова О. В. Стратегия устойчивого развития организации: аналитический аспект // Сибирская финансовая школа, 2011, №3 (86), сс.36-40.
7. Ефимова О.В. Концепция устойчивого развития бизнеса: проблемы информационно-аналитического обеспечения Сборник «Бухгалтерский учет: прошлое, настоящее,
будущее». Просвещение -Юг. Краснодар, 2010, сс. 112-121.
8.         Эккерсон У.У. Панели индикаторов как инструмент управления: ключевые показатели эффективности, мониторинг деятельности, оценка результатов / Уэйн У. Эккерсон; Пер. с англ. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2007

Оцените статью
Adblock
detector