Последствия применения офшоров российскими компаниями для экономики страны

История применения офшоров российскими компаниями довольно специфична: еще в 1990-х годах сложились предпосылки для злоупотребления офшорной практикой вместо использования офшоров как легитимного метода международного налогового планирования.

Сегодня в России не представляется возможным говорить о цивилизованном международном налоговом планировании при помощи офшоров ввиду ряда негативных последствий офшорной деятельности для экономики России. Основными проблемами, вызванными применением офшоров, сегодня, как и в 1990-е годы, являются бегство капитала, потери бюджета и сомнительный характер приходящих в Россию инвестиций.

Страны «офшорного ядра» уже на протяжении десятилетий остаются основными реципиентами российского капитала, а также и главными инвесторами в российскую экономику. Чистый отток средств из России, по оценке Центрального банка, в частном секторе составил в 2010 году 34 млрд.1 долларов. Это, безусловно, ниже, чем в кризисных 2008 и 2009 гг., когда отток средств составил 133,9 и 56,9 млрд. долл., соответственно, но тем не менее данное значение не оправдало более оптимистичных ожиданий Банка России и Министерства финансов. Как видно из данных Центрального банка за первое полугодие 2011 года тенденция меняется разве что в худшую сторону: частным сектором за первые два квартала 2011 г. было уже вывезено примерно 30 млрд. долл.

Причиной подобного оттока капитала видится увеличение активов российских компаний за рубежом, и прежде всего в международных финансовых центрах, среди которых числится ряд офшорных государств. При этом значительная часть, вероятно, приходится также на ложные экспорт и импорт и фиктивные финансовые сделки. По данным Росфиннадзора, в 2009 году только по поддельным грузовым таможенным декларациям было выведено 170 млрд. рублей, что в 21 раз больше, чем в 2008 году, а за первое полугодие 2010 года сумма потерь составила 124 млрд. рублей2. Сделать это было возможно, например, следующим одним из многочисленных способов: российская фирма заключала фиктивный внешнеторговый контракт с зарубежной офшорной фирмой на поставку товаров и перечисляла 100%-ную предоплату, а в уполномоченный банк представляла для подтверждения поддельную грузовую декларацию (при этом в реальности товары в Россию не поступали). Нередкой является также выдача банками кредитов через офшоры. И хотя они вовсе необязательно должны быть «нечистоплотными», недавний скандал вокруг Банка Москвы продемонстрировал, что данный способ также может рассматриваться российским бизнесом как метод вывода капитала.

О многом говорит также инвестиционная статистика России, значимое место в которой занимают офшорные страны. Это можно увидеть из следующей таблицы:

В I полугодии 2011г. из России за рубеж было направлено 67,2 млрд. долларов США иностранных инвестиций, что на 31,5% больше, чем в I полугодии 2010 года. На Кипр и Виргинские острова приходится 30% всех накопленных на конец первого полугодия 2011 г. российских инвестиций за рубежом, направлено в эти государства за период было порядка 8,7% всех инвестиций. В финансовых центрах – Швейцарии, Великобритании, Нидерландах, Австрии — было аккумулировано на конец июня 2011 г. 39,7% всех накопленных российских  инвестиций,  при  этом  примечательно то, что в одну лишь Швейцарию, например, было направлено в первом полугодии 2011 г. 36,7% объема российских инвестиций. В целом, в указанные страны поступило около 70% от всех осуществленных в первом полугодии 2011 г. российских инвестиций.

Подобная картина в значительной степени повторяет статистику 2010 г. и подтверждает тенденцию ухода российского бизнеса от использования явных офшорных структур и применения более тонким схем ведения бизнеса с использованием компаний из респектабельных европейских стран.

Британские Виргинские острова, как видно из анализа, остались единственной наиболее востребованной среди российского бизнеса классической офшорной зоной. Кипр также исторически является очень популярной офшорной юрисдикцией среди российских фирм, однако после подписания в октябре 2010 года протокола к соглашению об избежании двойного налогообложения он не может считаться в полной мере «классическим», так как, в соответствии с внесенными изменениями, между Россией и Кипром предусматривается обмен информацией и некоторое ограничение льгот. Кроме того, из статистики видно, что объем направляемых инвестиций в экономику Кипра снижается, что, вероятно, может быть вызвано в том числе и вышеупомянутыми изменениями.

Швейцария, Австрия, Великобритания и Нидерланды не являются офшорными странами, однако эти европейские юрисдикции также предоставляют ряд налоговых льгот и потому наиболее часто включаются в «схемы» российского бизнеса.

По своей экономической сути такого рода инвестиции порой мало отличаются от вывоза капитала в целях его скрытия и ухода от налогообложения. По определению, инвестиции -это вложения в объекты предпринимательской или иной деятельности в целях получения прибыли или достижения иного полезного эффекта. Однако большинство рассмотренных выше инвестиционных вложений носят не более чем спекулятивный характер и не направлены на повышение эффективности реального бизнеса.

Замыкает цепь «круговорота» российского капитала, как правило, его возвращение назад (хотя бы в частичном объеме). И, как можно видеть из представленной ниже таблицы, характеризующей географическую структуру поступающих в Россию иностранных инвестиций, офшорные юрисдикции являются важнейшими поставщиками капитала, что происходит конечно же неслучайно.

Из таблицы видно, что доля «офшорного ядра», состоящего из Кипра, Люксембурга и Виргинских островов, в общем объеме накопленных инвестиций в России составляет 35,7% (доля этих стран в объеме поступивших в Россию за первое полугодие 2011 г. инвестиций — 10,6%). Не менее существенная часть инвестиций приходится на страны – финансовые центры – Нидерланды, Великобританию и Ирландию. Не секрет, что «проводящие» компании именно из этих стран нередко становятся необходимыми «звеньями» офшорных схем, реализуемых российским бизнесом. Таким образом, доля этих стран в общем объеме накопленных инвестиций в экономике России на конец июня 2011 г. составляет 24,4%, а в объеме поступивших в Россию за первое полугодие 2011 г. инвестиций — 15,4%.

Такая статистика, помимо прочего, вновь демонстрирует, что российские компании становятся более осторожными в использовании открытых офшорных схем и активнее прибегают к использованию в качестве промежуточных звеньев компаний из респектабельных неофшорных стран. Показательным является также тот факт, что более 25% всех поступающих инвестиций приходятся на финансовый сектор, инвестиции сюда приходят из Швейцарии, Кипра и Люксембурга, что еще раз свидетельствует об обращении российского бизнеса к данным юрисдикциям при проведении финансовых операций и построении финансовых структур.

При этом доля реальных, не имеющих офшорного происхождения инвестиций из основных стран-инвесторов, накопленных в России на конец первого полугодия 2011 г., составляет, исходя из представленной статистики, едва ли более одной трети от общего объема. Иностранные инвесторы с более высокой финансовой репутацией, такие как, например, США, Германия, Китай, Япония и Франция, с осторожностью относятся к предложениям о вложении капитала в российскую экономику, что неудивительно. В рейтинге глобальной конкурентоспособности ВЭФ за 2010-2011 гг. Россия находится лишь на 63 строчке, и среди основных проблем России, наносящих большой урон российскому инвестиционному климату, фигурируют: слабость государственных институтов (118 место), низкий уровень стандартов корпоративного управления (119), недостаточные гарантии защиты прав собственности (126), недостаточность развития финансового рынка (125 место) и устойчивости банков (129), инфляция (125), бремя государственного регулирования (128). Стоит также отметить, что,3 по данным индекса восприятия коррупции (CPI) за 2010 г., в общемировом рейтинге Россия занимает 154-е место (из 178 государств) по уровню «коррупционной чистоты» и считается одной из самых коррумпированных стран.

Все выше перечисленные факторы приводят к тому, что Россия теряет стратегических бизнес-партнеров с долгосрочными замыслами, к которым следует отнести также транснациональные компании. Кроме того, существует опасность, что чистые частные капиталы внутри страны могут начать сливаться в рамках общих бизнес-проектов с капиталами из офшоров, которые под час имеют криминальное происхождение, и в этом случае будет воз-растать интенсивность круговорота «грязных» инвестиций. Нужно отметить, что подобные диспропорции характерны не только для России. Например, в Индию в течение последних 10 лет практически половина прямых инвестиций пришла с крохотного острова Маврикий4.В целом, по оценке ОЭСР более половины всех международных финансовых и торговых транзакций проходит через офшоры.

Еще более интересная статистика приводится в интервью международной информационной группы «Интерфакс» с представителем главного управления экономической безопасности и противодействию коррупции МВД РФ.

По данным ГУЭБ, изучившего криминогенные процессы в различных сферах экономики, а также сведения от Росфинмониторинга, Банка России, ФНС и других федеральных ведомств, в течение 2010 года и 1 квартала 2011 года из России было вывезено порядка 5 трлн. руб., которые можно классифицировать как «теневые». Основные маршруты пролегали через страны Прибалтики, Кипра, Гонконга, Швейцарии, офшоры Великобритании и Голландии.

В интервью отмечается, что основным звеном схем вывоза «теневых» капиталов являются так называемые транзитные банки, которые занимаются обналичиванием, легализацией незаконных доходов и предоставлении иных теневых финансовых услуг. Эти банки действуют в качестве операторов, задача которых сводится к тому, чтобы с сокрытием информации о конечных отправителях и получателях средств аккумулировать денежные средства, а затем перечислить в обналичивающие банки или на счета нерезидентов в офшорных зонах.

Выводятся в основном средства, полученные в виде так называемых «откатов» в сфере госзаказов, а также напрямую похищенные из бюджета. На основе материалов уголовных дел коррупционной направленности, в интервью делается вывод о том, что для сокрытия следов преступления используются услуги организованных преступных групп, специализирующихся на создании криминальных кредитно-финансовых механизмов в банковском секторе. При этом, как правило, используются следующие приемы, осуществляемые подчас «фирмами-однодневками», в т.ч. и офшорными:

перевод средств по фиктивным внешнеторговым контрактам;
перевод средств по договорам купли/ продажи ценных бумаг, которые, как правило, не обращаются на организованном рынке ценных бумаг;
предоставление займов или возврат якобы полученных ранее кредитов;
перечисление в качестве выплаты дивидендов;
перевод российскими организациями средств на свои счета и счета других российских организаций, открытых в иностранных банках;
переводы по агентским договорам между резидентами и нерезидентами;
переводы авансовых платежей по контрактам.

По некоторым данным, средний размер одной операции по выводу денег сегодня составляет 250-400 тысяч долларов, в российских базах данных зафиксировано около 13 тысяч участников этого криминального рынка, однако крайне редко удается установить коррупционное происхождение активов, так как их вывод производится через аффилированных лиц и имеет крайне высокий уровень латентности.

Такие шокирующие данные говорят о том, что офшоры используются в России далеко не только бизнесом и далеко не только с целью налоговой оптимизации, не говоря уже о международном налоговом планировании. Это еще раз подчеркивает, что проблема носит далеко не локальный характер, а касается коррумпированной сущности экономической системы России в целом. И дело далеко не в существовании офшорных зон и в возможностях, ими предоставляемых, дело в нечистоплотности всех участников процесса, приводящей к чудовищным последствиям использования офшоров.

Автор:
О. Живихина, аспирантка кафедры экономики и финансов общественного сектора, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ
Статья из журнала “РИСК: ресурсы, информация, снабжение, конкуренция”, №1, 2012

Библиографический список:
1. Статистика Банка России http://www.cbr.ru/ «Деньги на экспорт», Ведомости, 08.11.2010, 209 (2727)
2. Статистика Федеральной службы государственной статистики http://www.gks.ru/
3. End secrecy jurisdictions (commonly known as «tax havens’) to clean up the global economy and finance development. A call by global civil society on France as the host of G20 in 2011. June 2010. www. endtaxhavensecrecy. org
4. Статья «Как выводят денежные активы», 15.08.2011, международная информационная группа «Интерфакс», http://interfax.ru/

Оцените статью
Adblock
detector