Особенности публичного управления процессами обеспечения качества жизни в региональных социально-экономических системах

Несмотря на пристальное внимание научного сообщества в начале XXI века к проблемам качества жизни в контексте положений Концепции устойчивого развития и осознание объективной необходимости публичного управления сбалансированностью экономических, экологических и социальных процессов, решение поставленных задач еще находится в процессе становления.

Трудности реализации положений Концепции, базирующихся на триаде «экономическая устойчивость» — «экологическая устойчивость» — «социальная устойчивость» связаны не только с особенностями социально-экономических систем переходного типа, их консервативной структурой, мононаправленностью развития экономики, раз-балансированным взаимодействием социальной и экономической подсистем, но и слабой разработанностью методологических, теоретических и практических аспектов публичного управления процессами обеспечения качества жизни. Недостаточная разработанность методологической, теоретической и практической базы послужили причиной возникновения потребительского подхода к восприятию качества жизни и источников его повышения. Суть проблемы состоит в том, что у подавляющей части российского общества сформировались устойчивые ожидания повышения качества жизни за счет усилий каких-либо внешних сил или субъектов. Подобное восприятие привело к затушевыванию роли человека как активного элемента социально-экономических систем, творца и участника экономических, экологических и социальных процессов. Социально-экономическая природа потребительского подхода восприятия качества жизни и источников его повышения берет свое начало из советской административно-командной системы, одним из основных принципов которой было «… все более полное удовлетворение растущих материальных и культурных потребностей народа путем непрерывного развития и совершенствования общественного производства» [1, С15]. Размытость формулировки уже тогда затушевывала роль каждого человека в данном процессе.

Потребительский подход стал причиной ослабления внимания к источникам повышения качества жизни и необходимости публичного управления процессами его обеспечения.

Вместе с тем, переход мирового сообщества к устойчивому развитию объективно требует формирования новой институциональной среды и принципиально новой системы управления. На второй конференции по охране окружающей среды, проходившей в 1992 г. в Рио-де-Жанейро, отмечалось, что в основе устойчивого и долговременного развития должна лежать политическая воля [2].

С учетом структурной сложности и многоуров-невости понятия качества жизни при разработке новых моделей управления процессами его обеспечения необходимо учитывать особенности социально-экономических систем.

Существенные различия в исторических, природно-климатических условиях, а так же неравномерность движения региональных и муниципальных социально-экономических систем объективно формируют различные возможности для производства материальных благ в необходимых объемах и структуре. Из этого следует, что потребности в материальных благах в социально-экономических системах регионов (муниципальных образований в рамках одного региона) удовлетворяются неравномерно.

Неравномерность движения социально-экономических систем порождает различия в уровне социального и экономического потенциала и ведет к усилению дисбаланса между социальной и экономической подсистемами, нарушению устойчивости экологической системы, снижению качества жизни.
Из этого следует, что публичное управление неравномерностью движения потенциала региональных и муниципальных социально-экономических систем в целях устойчивого социо-эколого-экономического развития нацелено на решение следующих системных задач:
—    обеспечение выравнивания и повышения социального и экономического потенциала региональных социально-экономических систем и социально-экономических систем муниципальных образований;
—  на основе выравнивания и повышения социального и экономического потенциала преодоление неравномерности в производстве товаров, услуг, а так же развитие востребованности у индивидов высших потребностей и обеспечение их всестороннего удовлетворения.

Публичное управление неравномерностью движения региональных и муниципальных социально-экономических систем, прежде всего, должно быть направлено на преодоление мононаправленности их развития, обеспечение сбалансированного взаимодействия социальной и экономической подсистем, что по существу является достройкой системы, ее усовершенствованием.

Публичное управление процессами обеспечения качества жизни связано с реализацией следующих функций управления: анализ, планирование (прогнозирование), организация, координация, мотивация, учет и контроль и направлено на управление неравномерным движением потенциала региональных и муниципальных социально-экономических систем.

В процессе анализа производится оценка степени удовлетворения системы потребностей (включающей в себя здоровые потребности) в пределах  определенной   социально-демографической группы (трудоспособное население, пенсионеры, дети) в региональной или муниципальной социально-экономической системе. Результаты анализа позволяют дифференцировать потребности на группы по степени их удовлетворения. Первая группа — полностью удовлетворенные потребности. Вторая группа — частично удовлетворенные потребности. Третья группа — неудовлетворенные потребности (рис.1). Подобная группировка позволяет получить развернутую картину о степени удовлетворения тех или иных видов потребностей и выявить те виды потребностей, степень удовлетворения которых либо очень низкая, либо вообще отсутствует.
В ходе планирования (текущего и среднесрочного) предусматривается возможность адресно-целевого повышения уровня удовлетворения видов потребностей, входящих во вторую и третью группы.

Процесс адресно-целевого текущего и среднесрочного планирования предусматривает ресурсное обеспечение за счет различных финансовых источников и конкретные направления повышения потенциала социальной и экономической подсистем. Такими источниками могут быть средства бюджетов, собственные, привлеченные, заемные финансовые ресурсы организаций. На данном этапе предполагается разработка конкретных адресно ориентированных социально-экономических и экологических программ и их обеспечение инвестиционными, инновационными, материальными, финансовыми, человеческими ресурсами.

Данные программы должны быть направлены на создание условий для обеспечения тесной связи и проникновения результатов научных исследований и разработок в производство, обеспечения его диверсификации, инновационного обновления, снижения негативного воздействия на окружающую среду, повышения экологической чистоты, качества и конкурентоспособности производимых товаров и услуг. Безусловно, реализация подобных программ предполагает использование механизмов согласования интересов общества, органов публичного управления на региональном и муниципальном уровнях и частного капитала. Из этого следует, что адресно-целевое планирование, направленное на выравнивание степени удовлетворения систем потребностей, должно быть ориентировано не только на текущую и среднесрочную, но и на долгосрочную перспективу.

В реальной практике имеет место низкий уровень управления движением системы потребностей региона с точки зрения формирования ее структуры и степени удовлетворения отдельных видов потребностей, что во многом обусловлено рассогласованностью интересов всех субъектов социо-эколого-экономических отношений — наемных работников, собственников, органов публичного управления, всего общества. В результате формируется устойчивая тенденция к нарастанию неравномерности в удовлетворении видов потребностей не только отдельных индивидов, или социально-демографических групп, но и общества в целом. Эффективным инструментом в решении данного вопроса может стать адресно-целевое планирование и прогнозирование в гибком сочетании с эффективными формами и методами согласования интересов собственников и наемных работников и их адресного стимулирования, в частности использование многофункционального инновационного набора адресных инвестиций в человеческий капитал. Его использование позволит обеспечить повышение конкурентоспособности выпускаемой продукции за счет стимулирования наемных работников по ряду направлений в целях формирования у них заинтересованности: в снижении материальных затрат на производство, профессиональном росте, повышении производительности труда, рационализаторской и изобретательской деятельности. Целевое инвестирование в человеческий капитал должно быть так же направлено на снижения травматизма и профессиональной заболеваемости, улучшение экологических условий труда [3, с.46-51].

Как нам видится, интеграция интересов собственников и наемных работников должна стать всеобъемлющей, что предполагает гармонизацию целей участников данного процесса в социально-экономических системах регионов, муниципальных образований, и государства в целом.
Особенности организации публичного управления процессами обеспечения качества жизни связаны со спецификой и уровнем экономического развития региональной социально-экономической системы, оказывающей влияние на номенклатуру, качество, объемы и экологическую чистоту производимой продукции, работ или услуг. Так, экологическая обстановка в Кемеровской области на протяжении многих лет остается крайне напряженной. Регион входит в число наиболее проблемных регионов России по уровню загрязнения окружающей среды. Например, в 2009 г. в Кемеровской области выбросы загрязняющих веществ в атмосферу составили 1408 тыс. т — 25% от общего объема выбросов по Сибирскому Федеральному округу за этот же период. Высокий уровень загрязнения окружающей среды в регионе не позволяет обеспечить производство экологически чистых продуктов питания. Еще одна остро стоящая проблема — сохранение консервативной структуры производства на протяжении ряда лет. Перечень и объем производства производимых потребительских товаров не соответствует потребностям системы. Равновесие между спросом и предложением достигается за счет повышения цен и импортозамещения из других регионов, ближнего и дальнего зарубежья. К приме ру, денежные доходы населения в 2007 году составили 396628 млн. рублей, расходы — 281442 млн.

рублей. На покупку товаров населением израсходовано 228174 млн. рублей, в то время как предприятиями области произведено потребительских товаров и пищевых продуктов всего на 22670 млн. рублей [4, с.147; с.73—74]. А это означает, что потребительский спрос на товары и продукты питания удовлетворяет ся за счет собственного производства только на 10%. Расширение номенклатуры и увеличение объемов производства дефицитных товаров и услуг, выпуск экологически чистой продукции, снижение степени негативного воздействия хозяйственной деятельности на экосистему логически связано с формированием новой   структурно-организационной модели публичного управления процессами обеспечения качества жизни в региональной социально-экономической системе. Новая структурно-организационная модель публичного управления процессами обеспечения качества жизни позволит так же обеспечить стимулирование роста высших потребностей в структуре потребностей индивидов.

Формирование   новой  структурно- организационной модели публичного управления процессами обеспечения качества жизни предполагает решение следующих взаимосвязанных задач:

– функциональное и институциональное преобразование структуры органов власти и управления региона в целях управления сбалансированностью экономических, экологических и социальных процессов;
– использование в качестве инструмента контроля и оценки сбалансированности экономических, экологических и социальных процессов системы сбалансированных показателей, что позволит заложить фундаментальную основу для устойчивого и динамичного развития системы;
– методическое обеспечение гибкого сочетания интересов и стимулов субъектов и объектов публичного управления процессами обеспечения качества жизни региональной социально-экономической системы в целях повышения уровня удовлетворения частично удовлетворенных или неудовлетворенных видов потребностей за счет адресно-целевых преобразований в социальной и экономической подсистемах;
– разработку и реализацию адресно-целевых программ по диверсификации деятельности организаций социальной и экономической подсистем, ориентированной на формирование новых и полное удовлетворения существующих материальных и духовных потребностей индивидов;
– инновационное обновление и модернизацию технической, технологической базы и структуры производства в экономической подсистеме и материально-технической базы в социальной подсистеме.

Координацию обеспечивают заместители губернатора по управлению социальной и экономической подсистемами. Координация направлена на обеспечение эффективного взаимодействия всех субъектов публичного управления в региональной социально-экономической системе, включая корпоративный уровень.

Мотивация должна затрагивать следующие направления:

стимулирование социальной ответственности у всех субъектов социо-эколого-экономических отношений;

формирование на всех уровнях публичного управления, особенно корпоративном и уровне индивидов идеологии защиты окружающей среды;

оценку степени воздействия организаций на устойчивое развитие региональной социально-экономической системы и стимулирование снижения негативного воздействия вследствие хозяйственной деятельности;

стимулирование внедрения инноваций в организациях, особенно в крупных промышленных корпорациях с целью повышения эффективности производства и экологической чистоты продукции и снижения нагрузки на окружающую среду;

стимулирование внедрения корпоративной социальной отчетности согласно стандарту GRI;

повышение востребованности у индивидов здоровых и высших потребностей и обеспечение их всестороннего удовлетворения.

Учет строится на непрерывном осуществлении систематизированного учета следующих направлений:

  1. объемов выпуска и структурных сдвигов в производстве товаров и услуг, направленных на удовлетворение здоровых потребностей;
  2. учет доли социально-ответственных организаций, использующих практику составления социальной отчетности в рамках стандартов GRI от их общего числа в регионе3;
  3. учет объемов частично неудовлетворенных видов потребностей и полностью неудовлетворенных видов потребностей;
  4. Контроль заключается в обеспечении законности, объективной доказательности, высоком качестве исполнения субъектами публичного управления должностных обязанностей в процессе осуществления своих функций. За их добросовестное исполнение субъекты публичного управления могут стимулироваться в различных формах, т.е. труд субъектов управления тоже должен быть мотивированным, так же как и у объектов управления процессами обеспечения качества жизни.

Особенности состояния и развития социальной и экономической подсистем региональной социально-экономической системы предопределяют специфику реализации функций публичного управления процессами обеспечения качества жизни.
К особенностям социально-экономической системы Кемеровской области относятся:
—   мононаправленность развития экономической подсистемы, ориентированной на производство узкой номенклатуры продукции производственной и сельскохозяйственной подсистемами
региона;

  1. разбалансированность социальной и экономической подсистем вследствие отсутствия механизма сбалансированного взаимодействия этих подсистем. Разбалансированность проявляется в уровне и характере производства и обмена между социальной и экономической подсистемами результатами своего функционирования, высоком уровнем загрязнения окружающей среды;
  2. крайне низкая доля наукоемкой инновационной продукции, производимой в экономической подсистеме вследствие ее устойчивой сырьевой направленности ( в 2009 году объем отгруженных инновационных товаров, работ, услуг от общего объема отгруженной продукции составил 0,2% [4, С.220]);
  3. отсутствие механизмов интеграции социальной и экономической подсистем социально-экономической системы Кемеровской области, что приводит к дисбалансу между ними и неустойчивому развитию региональной социально-экономической системы в целом.

Особенно хотелось бы отметить, что социальная подсистема представлена не только определенными социально-демографическими группами, такими как пенсионеры, молодежь, трудоспособное население, инвалиды, дети. Она включает в себя учреждения науки, высшего, среднего профессионального, основного общего образования, культуры, спорта, здравоохранения. Именно социальная подсистема выступает фундаментальной основой воспитания и подготовки физически и духовно здоровых, профессионально-подготовленных специалистов как для экономической, так и для социальной подсистем. В реальной практике социальная и экономическая подсистемы региона функционируют автономно. А это означает, что сложившаяся за двадцатилетний период трансформационного перехода организационная структура управления социально-экономической системы Кемеровской области не соответствует своей главной цели — развитие человеческого капитала и на этой основе — повышение качества жизни. Следовательно, реализация ранее рассмотренных функций управления объективно предполагаетформированиеновой организационно-структурной модели управления процессами обеспечения качества жизни в социально-экономической системе Кемеровской области (рис. 2).

Представленная на рисунке 2 новая организационно-структурная модель публичного управления процессами обеспечения качества жизни ориентирована на системное решение следующих задач:

—научный поиск инновационных точек роста в экономической и социальной подсистемах и на этой основе разработка адресных инновационных проектов и их реализация;

—выявление проблемных зон и «белых пятен» в структуре экономической подсистемы, требующих усиления адресной концентрации потока знаний с целью их прикладного применения в подсистемах второго порядка — производственной, финансовой, инновационной, инвестиционной, сельского хозяйства, транспорта, торговли, строительства, инженерной инфраструктуры;

— преодоление стихийного роста производителей и потребителей знаний, ориентир на повышение качества знаний и конкурентоспособности их носителей, придание знаниям адресного характера.
В обобщенном виде вся совокупность ранее изложенных задач сводится к управлению процессом создания, накопления и адресного использования знаний в социальной подсистеме применительно к точкам экономического роста, выявленным в экономической подсистеме. Следовательно, новая организационно-структурная модель публичного управления процессами обеспечения качества жизни направлена на достижение сбалансированного взаимодействия социальной и экономической подсистем и устойчивого социо-эколого-экономического развития Кемеровской области. Порядок организационного взаимодействия органов публичного управления регионального уровня может быть представлен следующим образом.

Губернатор Кемеровской области осуществляет общую координацию развития региональной социально-экономической системы в целях обеспечения сбалансированного взаимодействия социальной и экономической подсистем, а управление соответственно социальной и экономической подсистемами обеспечивают его два первых заместителя. Согласно поручениям первых заместителей губернатора региональный центр разработки программ социального и экономического развития осуществляет разработку программ социального, экономического и экологического развития региона.

В подчинении у первого заместителя губернатора по управлению социальной подсистемой находятся три заместителя.
Заместитель губернатора по социальным вопросам занимается вопросами социальной защиты и поддержки населения в различных формах, предусмотренных законодательством.

Второй заместитель обеспечивает руководство и управление производством знаний в регионе как источником повышения интеллектуального капитала на основе организационного управления региональным образованием в целом. При этом ключевой задачей является формирование оптимальных соотношений между общим, средним профессиональным и высшим образованием при общей тенденции к повышению качества подготовки и конкурентоспособности выпускников в соответствии с потребностями экономической и социальной подсистем.
Третий заместитель губернатора по науке и инновациям формирует адресный портфель программ по инновационному развитию, модернизации и диверсификации проблемных зон в экономической подсистеме. Эти программы должны быть направлены на создание новых экологически чистых товаров и услуг и снижения нагрузки на окружающую среду на основе тесного взаимодействия с центром разработки программ социального и экономического развития, иметь научное сопровождение и соответствующие методы стимулирования в процессе их реализации.
Первый заместитель губернатора по управлению экономической подсистемой через своих заместителей обеспечивает устойчивое и сбалансированное развитие регионообразующих отраслей за счет их диверсификации, модернизации, формирования разветвленных технологических цепочек по глубокой переработке сырьевых ресурсов (угля, металлосодержащих руд и др.) как за счет движения по цепочке производства добавленной стоимости к финишным пределам, так и за счет включения в производственную подсистему новых видов отраслей, инвестиционной деятельности.

Очевидно, что подъема экономической подсистемы на качественно новый уровень развития невозможно достигнуть без опережающего развития социальной подсистемы, поскольку именно она является поставщиком конкурентоспособных кадров инновационного типа, принципиально новых технологий, уникальных видов товаров с высокой долей добавленной стоимости. Социальная подсистема, выступая источником расширенного воспроизводства рабочей силы нового качества, закладывает основу для глубокого взаимного проникновения социальной и экономической подсистем, что должно проявляться в значительном росте числа социально-ответственньгх организаций, на базе которых осуществляются научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы с целью создания товаров, обладающих принципиально новыми потребительскими свойствами и высокой конкурентоспособностью в одноименном рыночном сегменте.

Заместитель губернатора по управлению социально-экономическим развитием муниципальных образований совместно с главами администраций вносят предложения в высший законодательный орган — областной совет народных депутатов по организационному преобразованию структуры органов власти и управления и осуществляют адресное целевое программное управление, направленное на обеспечение сбалансированного и устойчивого взаимодействия социальных и экономических подсистем муниципальных образований. В конечном счете, взаимодействие всех субъектов в новой структурно-организационной модели управления должно быть направлено на реализацию главной цели публичного управления — повышение качества жизни индивидов как имманентного источника развития социально-экономических систем.

Новое видение роли и места социальной подсистемы в устойчивом и сбалансированном развитии региона формирует и новое представление о финансовых источниках процессов обеспечения качества жизни. Речь идет об объективной необходимости выделения в новой структурно-организационной модели органов власти и управления социального и экономического бюджетов как целевых централизованных фондов обеспечения развития социальной и экономической подсистем региона.

Влияние процессов создания, накопления и распространения знаний в социальной подсистеме и их трансфер в экономическую подсистему объективно предполагает наличие эффективной системы публичного управления человеческим капиталом. Непрерывный процесс накопления человеческого капитала (его интеллектуальной и управленческой составляющих) приводит к пониманию того, что именно человеческий капитал, его качество выступает источником устойчивого развития региональной социально-экономической системы. Всевозрастающая потребность в специалистах, обладающих новыми знаниями, различного рода инновационных продуктах, изобретениях, новых технологиях объективно требует модернизации существующих образовательных, научных, опытно-конструкторских учреждений с целью обеспечения их соответствия потребностям экономической подсистемы в новом качестве экономического роста.

Обеспечение сбалансированного взаимодействия социальной и экономической подсистем и экологической системы Кемеровской области предполагает:
—  оценку влияния интеллектуальной составляющей человеческого капитала социальной под системы на уровень инновационной активности экономической подсистемы и достижение стратегических целей социально-экономической системы в целом;
—    модернизацию существующей структуры субъектов образования социальной подсистемы в направлении повышения адресности подготовки специалистов инновационного типа в соответствии с реальными потребностями экономической и социальной подсистем;
—   повышение адресности деятельности научных учреждений в части разработки инновационных проектов, программ в соответствии с потребностями экономической подсистемы, а именно
обоснование и поиск «точек» экономического роста, ликвидацию проблемных зон в экологической системе;
—  разработку системы сбалансированных ключевых показателей развития социальной и экономической подсистем и экологической системы
региона (рис. 3).

Практическое использование системы сбалансированных ключевых показателей по нашему убеждению, может стать основой преодоления монопродуктовой направленности региона и трансформационного перехода к принципиально новой модели устойчивого сошю-эколого-экономического развития.

Осуществленный анализ свидетельствует о том, что за двадцатилетний период реформаторских преобразований произошла значительная поляризация уровня жизни отдельных групп населения Кемеровской области (табл. 1).

Кроме того, само качество жизни населения как общее понятие претерпело различные деформации негативного характера в частных формах его проявления: качестве рабочей силы, образе жизни, уровне жизни, стиле жизни. Причины снижения качества рабочей силы разнообразны. Прежде всего, данная негативная тенденция связана с разрушением сложившейся в прошлом системы профессионально-технического образования, которая по существу являлась кузницей рабочих кадров для предприятий угольной, металлургической, машиностроительной, химической и других отраслей во всех регионах.

Разрушение системы профессионально-технического образования в сочетании с практически полным отсутствием подготовки и переподготовки рабочих на конкретных предприятиях привело к острому дефициту квалифицированных работников при одновременном снижении уровня их конкурентоспособности. Подобного рода негативные процессы в подготовке рабочих кадров сопровождаются снижением реальной заработной платы и несвоевременными расчетами по оплате труда.

При этом на предприятиях отсутствует эффективная система стимулирования снижения издержек производства, роста производительности и качества труда. Зачастую реальная заработная плата не обеспечивает даже простое воспроизводство самого работника, не говоря уже о членах его семьи. Результатом суженного воспроизводства рабочей силы явилась деформация структуры физиологических потребностей в сторону значительного уменьшения потребления таких дорогостоящих продуктов как мясо и мясопродукты, молоко и молокопродукты, яйца, фрукты, овощи, и увеличения потребления хлеба, макаронных изделий, картофеля (табл. 2).

Что касается структуры потребления высокодоходных групп населения, то она сместилась в сторону перепотребления. В итоге общество столкнулось с феноменом перепотребления и недопотребления при устойчивом снижении качества рабочей силы, ростом профессиональной заболеваемости и производственного травматизма. Стихийный характер процессов обеспечения качества жизни в социально-экономической системе региона не мог не повлиять на образ жизни отдельно взятых индивидов, их сообществ, групп и т.п.

Понятие «здоровый индивид» является комплексным. Оно объединяет в себе здоровье физическое (биологическое), и здоровье психологическое (социальное), складывающееся в процессе взаимоотношений дома и на работе. Если человек не удовлетворен своим социальным статусом и местом работы, психологической обстановкой в коллективе и отношением к нему работодателей, то происходит постепенная утрата перспективы его труда, неуверенность в завтрашнем дне и т.п. В итоге начинается процесс деградации личности, формирование нездорового образа жизни [5,с.45].

Сегодня очень сложно говорить о снижении в Кемеровской области числа лиц, подверженных наркотической и алкогольной зависимости, хотя, по данным официальной статистики эти показатели характеризуются нисходящим трендом [4]. Необходимо констатировать отрицательное воздействие внешней среды на здоровье индивидов и продолжительность их жизни в результате выбросов вредных веществ промышленными предприятиями в почву, водные источники, атмосферу. Тенденции негативного характера имеют место и в уровне, и в стиле жизни. Негативные деформации интегрального понятия качества жизни в частных формах его проявления начинают приобретать угрожающие масштабы. Растет употребление населением алкогольной продукции, чрезмерно опустилась возрастная планка лиц, употребляющих табачные изделия.
К процессам деформации системы потребностей отдельных социальных групп можно отнести высокую коррумпированность органов публичного управления и ряд других асоциальных явлений.

Таблица 1. Показатели, характеризующие уровень жизни населения социально-экономической системы Кемеровской области

Показатели

2004

2005

2006

2007

2008

2009

1

2

3

4

5

6

7

Фактическое конечное потребление домашних хозяйств, на душу населения, рублей

57669

73460

93585

117712

142821

 

Среднедушевые денежные доходы населения в месяц, рублей

6162

7813

9443

11700

14493

13466

Реальные располагаемые денежные доходы населения, в % к предыдущему году

114

112

109

114

109

84

Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата, рублей

6707

8654

10408

12555

15410

15995

Реальная начисленная заработная плата в % к предыдущему году

116

115

110

112

109

94

Величина прожиточного минимума, руб.

2306

2617

2935

3441

3985

4299

Доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, в % от общей численности населения

16,3

13,0

11,7

10,9

10,0

12,2

Соотношение среднедушевых денежных доходов с величиной прожиточного минимума, раз

2.67

3,05

3,28

3,4

3.6

3,1

Коэффициент фондов, раз

13,8

13,9

14,6

15,3

15,9

14.3

С учетом изложенного, региональная система потребностей в результате негативного воздействия целого ряда факторов и условий оказалась деформированной, что позволяет выделить из нее ряд определенных групп.

Таблица 2. Динамика объемов потребления основных продуктов питания населением Кемеровской области

Показатели

2004

2005

2006

2007

2008

Кг/чел. в год

Доля от медицинской нормы, %

Кг/чел в год

Доля от медицинской нормы, %

Кг/чел в год

Доля от медицинской нормы, %

Кг/чел в год

Доля от медицинской нормы, %

Кг/чел в год

Доля от медицинской нормы, %

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

Мясо и мясопродукты

46

59

50

64

54

69

58

74

60

77

Молоко и молокопродукты

214

55

216

55

220

56

224

57

227

58

Яйца

227

78

235

81

235

81

238

82

242

83

Рыба и рыбопродукты

12

12

13

13

14

_

Сахар

32

32

33

34

33

Масло растительное

9.8

10,2

10,5

10.8

10.5

_

Картофель

145

124

145

124

145

124

143

122

131

112

Овощи

65

55

69

58

73

61

82

69

80

67

Фрукты и ягоды
(включая
виноград)

36

 

41

 

43

 

45

 

46

 

Хлеб и
макаронные
изделия

140

120

142

121

143

122

140

120

134

115

Первая группа включает в себя потребности индивидов, связанные с необходимостью поддержания их жизнедеятельности. Эти потребности объективно нуждаются в удовлетворении и определяют понятие «уровень жизни». К ним относятся потребности в пище, одежде, жилье и т.п.
Вторая группа потребностей формируется у индивидов, жизнедеятельность которых связана с производством материальных благ. Речь идет об удовлетворении социально-трудовых потребностей. Индивид содержит в себе диалектическое противоречие — с одной стороны он выступает как производитель материальных благ, а с другой — как их потребитель. Степень востребованности индивидами материальных благ высока, но ограничивается номинальным и реальным уровнем заработной платы.

Третья группа потребностей индивидов связана с воспроизводством различного рода услуг: образовательных, научных, инновационных, проектно-изыскательских, медицинских, культурных и т.п. Совокупность указанных услуг ориентирована на воспроизводство индивида на качественно новой основе, то есть обладающих высоким уровнем нравственности, интеллекта, способностью к научной и творческой деятельности. Несмотря на то, что указанные услуги являются продуктом функционирования социальной подсистемы, потребность в них существует как у социальной так и у экономической подсистем.

В настоящее время степень востребованности индивидами отдельных видов высших потребностей весьма ограничена в связи с наличием ряда обстоятельств объективного характера.

Прежде всего, общество еще не пришло к осознанию того, что социальная подсистема по сути является источником саморазвития как самой социальной подсистемы, так и экономической. Именно социальная подсистема должна обеспечивать генерирование и передачу новых знаний, подготовку инновационных кадров. В ней происходит зарождение новых идей, открытий, создание различных проектов для модернизации, обновления, реструктуризации экономической подсистемы. Однако реальность сегодня такова, что социальная подсистема по своему качественному содержанию деформирована и функционирует автономно. Ее взаимодействие с экономической подсистемой характеризуется стихийностью, отсутствием механизмов и инструментов обеспечения сбалансированного взаимодействия этих подсистем. Поэтому, все попытки инновационного обновления экономической подсистемы и повышения конкурентоспособности специалистов, востребованных как экономической, так и социальной подсистемами оказываются безрезультатными. Кроме того, такие подсистемы второго порядка, как подсистемы науки и образования с производственной подсистемой практически не взаимодействуют, нет механизмов, в том числе и финансовых, для осуществления трансфера новейших знаний, материалов и технологий в производство. Это еще раз наводит на мысль о необходимости глубокой модернизации и реструктуризации не только социальной подсистемы, но и создания эффективных механизмов для повышения инновационной восприимчивости экономической подсистемы.

Четвертая группа потребностей индивидов связана с их биологическим началом. К ним относятся потребности в чистом воздухе, воде, сохранении естественных водоемов, поверхностного слоя почвы, что по существу соответствует устойчивой экологической системе.
Антропогенные воздействия на окружающую среду сегодня превысили предельно допустимые значения, происходит разрушение биосферы в результате разбалансированности экономических и социальных процессов: рост населения — рост потребления ресурсов — разрушение окружающей среды [6]. Как нам видитися, экономические, экологические и социальные процессы сбалансированы, если в результате взаимодействия социальной и экономической подсистем изменения в экологической системе являются минимальными, т.е. экологическая система перманентно находится в состоянии динамического равновесия.

И, наконец, пятая группа потребностей относится к нездоровым потребностям (потребности в употреблении наркотиков, табачной, алкогольной продукции и др.).

Такова в настоящее время фактическая структура текущей региональной системы потребностей, выступающей предметом публичного управления. Деформация структуры потребностей объективно предполагает разработку механизма управления процессом снижения уровня востребованности нездоровых потребностей индивидов в социально-экономической системе Кемеровской области (рис.4).
Механизм управления прежде всего предполагает выделение субъектов публичного управления, объектов публичного управления и цели публичного управления.

Субъектами публичного управления процессом снижения уровня востребованности нездоровых потребностей индивидов выступают органы исполнительной власти региона, органы местного самоуправления, прокуратура, суды, общественные организации, корпоративные структуры.
Объект публичного управления — индивиды с высоким уровнем востребованности нездоровых потребностей.

Цель управления — снижение уровня востребованности у индивидов нездоровых потребностей и формирование здорового образа жизни.
Механизм управления включает в себя совокупность методов, рычагов управляющего воздействия, ресурсное обеспечение, законодательную и нормативную правовую базу, а так же информационно-аналитическое обеспечение (рис. 4).

К наиболее важным, на наш взгляд, среди перечисленных методов относятся методы социальной адаптации лиц, прошедших принудительное лечение от наркотической или алкогольной зависимости, т.е. по существу необходимо обеспечить погружение индивида в здоровую социальную среду, в которой индивиды не испытывали бы потребности в употреблении наркотиков, алкоголя. Ключевая роль в этом вопросе должна быть отведена разработке и реализации региональных целевых программ, направленных на реализацию ряда мероприятий по ограничению и снижению уровня востребованности индивидами нездоровых потребностей, в том числе принудительное лечение, социальная адаптация индивидов, пропаганда здорового образа жизни, создание закрытых предприятий для обеспечения занятости индивидов с высоким уровнем востребованности нездоровых потребностей, создание групп психологической поддержки.

Методы публичного управления включают в себя также методы административного воздействия, привлечение к уголовной ответственности и базируются на действующем законодательстве федерального и регионального уровней. Необходимо отметить, что в п.2 ст. 3 Федерального Закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [7] определено, что субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов. Из этого следует, что при отсутствии соответствующего федерального закона субъект федерации в случае необходимости вправе разработать и принять свой собственный законодательный акт, не противоречащий действующему федеральному законодательству. Речь идет о принятии законов «О качестве жизни», «О здоровом образе жизни» регионального уровня. В качестве ресурсного обеспечения предполагается привлекать бюджетные ресурсы, средства юридических лиц, средства закрытых предприятий, а так же средства фонда в составе социального бюджета региона по борьбе с антисоциальными явлениями. Механизм управления предполагает информационно-аналитическое обеспечение процесса снижения уровня востребованности нездоровых потребностей индивидов, а именно придание публичности антисоциальным явлениям, информирование общественности через СМИ, официальные сайты органов публичного управления о социальных проблемах и их последствиях для жизни и здоровья людей, о структуре, видах и объемах нездоровых потребностей общества, что предполагает осуществление мониторинга ситуации в регионе.

Предлагаемые методы, модели и инструменты публичного управления с учетом особенностей и проблем развития региональных социально-экономических систем (на примере социально-экономической системы Кемеровской области), по нашему мнению, позволят обеспечить их устойчивое социо-эколого-экономическое развитие и повышение качества жизни.

Автор:
О. Глушакова,  к.э.н., доцент кафедры финансов и кредита, Кемеровский государственный университет 
Статья из журнала “РИСК: ресурсы, информация, снабжение, конкуренция”, №1, 2012

Библиографический список:
1. Материалы XXV съезда КПСС. М.,Политиздат, 1976. 256 с.
2. The programme of action/ Agenda XXI and other documents of the conference in Rio-de-janeiro in a popular science // pod. red. M. Keating. Geneva. 1993. 70 p.
3. Глушакова, О. В. Методические подходы к согласованию интересов собственников и наемных работников угольных предприятий (на примере Кемеровской области) / О.В. Глушакова, О. В. Зонова // Сибирская финансовая школа. 2010. №3. С.46-51.
4. Кузбасс. 2010: стат. сб. / Кемеровостат. Кемерово.2010. 284 с.
5. Качан, Л.Г. Научно-методические подходы к формированию современных знаний о здоровье и здоровом образе жизни / под ред. проф. Н.Э. Касаткиной, проф. Казина Э.М. 4.1. / Л.Г. Качан. Спб: Изд-во ГНУИ ОВ РАО, 2005. 183 с.
6. Иванов, В.А. Методологические основы устойчивого развития региональных социо-эколого-экономических      систем //Корпоративное управление и инновационное развитие экономики Севера. Вестник НИЦ корпоративного права, управления и венчурного инвестирования Сыктывкарского государственного университета. 2011. №3.
7.  Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: федер.закон Рос. Федерации от 06 октября 1999 №184-ФЗ (ред. от 15.11.2010).

Оцените статью
Adblock
detector