Финансовая устойчивость транснациональных корпораций в условиях кризиса

Для современной экономики особенно характер на прогрессирующая глобализация, важнейшими направлениями которой являются финансовая глобализация, глобализация деятельности крупнейших международных компаний (транснациональных корпораций, ТНК), интенсификация мировой торговли, регионализация хозяйственной деятельности.

Движущей силой процессов глобализации и главной заинтересованной стороной выступают транснациональные корпорации. В последние годы их число значительно возросло, а влияние усилилось. По оценкам ЮНКТАД в 2007 г. в мире насчитывалось около 79 тыс. материнских ТНК, контролировавших около 800 тыс. дочерних фирм и филиалов. Глобализация приводит к расширению и углублению деятельности ТНК. Так, в 2007 г. стоимость активов зарубежных филиалов транснациональных корпораций превысила $68,716 трлн. ВВП, созданный зарубежными филиалами ТНК, превысил 56,029 трлн. (11,1% всего мирового ВВП, составившего в 2007 г. 554,274 трлн.) [1, р. 9]. Общее количество сотрудников, занятых в заграничных филиалах и дочерних компаниях, в 2007 г. составило 81,615 млн. чело век (для сравнения: в 1982 г. — 21,524 млн. чело век) [1, р. 26].

Учитывая особенности функционирования мировых финансовых рынков, связанные прежде всего с углубляющимся кризисом, ТНК меняют под ходы к управлению корпоративными финансами.
Очаги нынешнего глобального кризиса сформировались не на периферии, как это было в 1997-1998 гг., а в самом центре мировой экономической системы.

Некоторые экономисты еще в январе 2006 г. прогнозировали, что большой «мыльный пузырь» — рынок недвижимости США — лопнет в ближайшие год два. В самом высоконадежном сегменте кредитов (prime) доля невозвращенных займов с 2% в 2005 г. выросла к началу 2007 г. до 3%(на $50 млрд.). А в сегменте subprime (самые дорогие и рисковые кредиты) процент невозврата увеличился с 10% до 13%. К концу 2006 г. объем рисковых ипотечных кредитов превысил $600 млрд. что составило 20% всего американского ипотечного рынка [2].

В самой развитой экономике мира ипотечные кредиты предоставлялись ненадежным заемщикам, в силу непрозрачности финансовых структур и крайней сложности современных финансовых инструментов высокие рейтинги надежности присваивались корпорациям, не способным выполнять кредитные обязательства. Масштабность нынешнего кризиса связана с тем, что финансовые институты развили очень сложную, практически нерегулируемую систему деривативов (ценных бумаг), и появилась возможность поддерживать крайне рискованные сделки, перекладывая риски на других агентов рынка. Стоимость выпущенных деривативов, которые не учитывались в отчетности американских банков, составила примерно $600 млрд. [3].
Еще одной причиной кризиса стала глобальная перекапитализация фондовых рынков как развитых, так и развивающихся стран.

Последние события показали, что большинство инвесторов и руководителей организаций переоценили свое понимание глобальных рыночных процессов, ошибочно полагая, что экономика и ее будущее находятся под их твердым контролем, осуществляемым с помощью сложных математических моделей и изощренных систем управления рисками. Излишне оптимистические ожидания инвесторов привели к возникновению финансового «пузыря» на основных мировых рынках. Первый сигнал прозвучал еще в конце 2000 г., когда резко упал и не восстановился индекс высокотехнологичных компаний NASDAQ. Летом 2007 г. обрушился рынок ипотечных бумаг в США, в августе 2008 г. — рынок нефтяных фьючерсов.
Нынешний кризис — самый сильный со времен Великой депрессии 1930-х гг. Ему предшествовал период многолетнего роста мировой финансовой системы и огромный приток ликвидных активов на рынки. За двадцать лет разрыв между долгом и ВВП в развитых странах резко увеличился. Например, в США совокупный долг (сочетание государственного долга, корпоративного долга, банковского долга и долга домохозяйств) вырос со 150% до 355% от ВВП [4]. Глобальный характер мировой экономики позволял переводить азиатские сбережения в другие регионы, включая США, и финансировать растущий долг. В определенный момент заимствование стало чрезмерным, это произошло в начале 2007 г. Стоимость залога в виде цен на недвижимость, под который набирались эти долги, начала снижаться. Как только цены на недвижимость перестали расти, вся система финансов рухнула. Кризис чрезмерной задолженности, начавшийся с момента падения цен на рынке недвижимости в США, очень быстро перерос в кредитный кризис, который охватил весь мир.
Цепная реакция неплатежей, спровоцированная американскими банками, перекинулась на европейские рынки. Кризис ликвидности постепенно трансформировался в кризис доверия, в сентябре 2008 г. ставка LIBOR подскочила в два раза, до 6,44%. Несмотря на массированную интервенцию центральных банков и предоставление гарантий правительствами западных стран, ситуация на финансовых рынках не изменилась. Участники рынка сохраняли неуверенность в стабильности финансовых институтов до конца 2008 г. Во многом это происходило из-за непонятной ситуации на рынке деривативов, в частности кредитных дефолтных свопов, объем рынка которых на конец второго квартала 2008 г. составлял S 15,5 трлн. в США и около S60 трлн. в мире [5]. Доверие к финансовым инструментам крайне упало, инвесторы предпочитали вкладывать в американские государственные облигации, а не в корпоративные обеспеченные облигации первоклассных эмитентов. К осени 2008 г. кризис приобрел глобальный характер и начал проявляться в повсеместном снижении объемов производства, спроса на сырье, росте безработицы [6].

Таким образом, причины мирового финансово экономического кризиса кроются в характере и механизме функционирования мировой экономики в последние 15-20 лет, в ее глобализации, а также в системных проблемах американской экономики.

В настоящее время около 35-40% мирового ВВП потребляется в США, и лишь половина этого объема производится страной, другая половина компенсируется путем эмиссии долгов и денег.
Безудержное потребление за счет наращивания долгов, как внутренних, так и внешних, имеет свои пределы. В 2007-2008 гг. эта грань была пройдена. С целью получения легкой прибыли компании шли на очень рискованные операции, стали чрезмерно использовать кредиты, не просчитывая эффективность подобных действий. Для ряда крупных компаний это обернулось огромными убытками и сложностями с финансированием.

Огромная и сложная глобальная экономическая сеть оказалась очень уязвимой вследствие высокой степени интеграции ее элементов. Глобализация сформировала условия, позволившие финансовому кризису стремительно распространиться и в разной степени коснуться всех участников мировой экономики. Финансовый кризис совпал по времени с ростом цен на нефть и продовольствие, с инфляцией и высокой волатильностью валютных рынков. Наслоение этих факторов привело к сужению рынков капитала и общемировому экономическому спаду.
Совокупный объем списаний и прочих убытков, понесенных финансовыми организациями всего мира во время кредитного кризиса, уже превысил отметку в триллион долларов [7].
Конгресс США принял решение, в соответствии с которым к 24 декабря 2008 г. на спасение банков было потрачено около $700 млрд., Федеральная резервная система в рамках своих компетенций дополнительно выделила $1,2 трлн. [8].

Кризис банковского кредитования привел к тому, что компании и банки, зависевшие от займов, оказались не в состоянии рефинансировать свой долг. Ранее в подобных ситуациях достаточно было использовать механизмы денежной политики, чтобы нормализовать положение.
Текущие события подтверждают, какое огромное значение играют рыночная стоимость компаний и подходы к формированию системы финансовых показателей деятельности организации.
Нынешний кризис — не просто очередная ре цессия, об этом говорят масштабы биржевого краха. С октября 2007 г. по март 2009 г. стоимость американских компаний (Dow Jones Industrial Average) понизилась на 53%, стоимость европей­ских компаний упала более чем на 50% [9]. Достигнув исторического максимума в октябре 2007 г., рыночная стоимость всех ведущих ТНК стала стремительно падать, практически возвращаясь на уровень 2002-2003 гг. (см. таблицу).

За последние 50 лет таких масштабов падения рынок не знал.

В настоящее время влияние финансовой сферы на конкурентоспособность компаний (в частности транснациональных корпораций) значительно возросло. ТНК активно работают на мировом финансовом рынке, в первую очередь на фондовом рынке и рынке долговых ценных бумаг.

В условиях, когда получить прибыль не составляло особого труда, ТНК активно привлекали займы в международных масштабах. В итоге кредитная задолженность компаний достигла своего исторического максимума и в I квартале 2008 г. составила для нефинансовых корпораций США 46% их годового оборота, превысив сумму $6,474 трлн. [10]. Многие компании перешли границы разумного заимствования и оказались в сложной ситуации, когда рефинансирование

задолженности оказалось затруднительным. Проблема, как и в случае внешних займов крупнейших российских компаний, состоит еще и в том, что в качестве обеспечения значительных синдицированных кредитов банки, как правило, принимали крупные пакеты акций ТНК заемщиков, которые в условиях разразившегося экономического спада начали сильно дешеветь, создавая ситуацию так называемых margin calls.

Отличительной чертой управления корпоративными финансами ТНК является использование при финансировании масштабных операций внутрифирменных денежных потоков (прибыли от операционной деятельности, дивидендов, роялти, лицензионных платежей, амортизации) и различных внешних источников, среди которых стоит отметить доходы от размещения акций на фондовых рынках, синдицированные кредиты (в том числе в так называемых евровалютах), корпоративные облигации.

ТНК применяют секьюритизацию кредитов и в целом активов. Средне и долгосрочные долговые обязательства фирм заемщиков по предоставленным кредитам обеспечивают эмиссию вторичных ценных бумаг банков и продаются на вторичном рынке. Следует отметить колос сальный объем мирового рынка синдицированных кредитов (финансовых и нефинансовых организаций), составивший в 2007 г. $4,5 трлн. Компании и инвестиционные банки постоянно разрабатывают новые инструменты, такие как кредитные и валютные свопы, направленные на снижение стоимости заимствования и валютных рисков для своих клиентов. Секьюритизация наиболее активно проводится в США, где фондовый рынок как нигде развит.

В последние годы бурно растет рынок корпоративных облигаций. Финансовый кризис нару шил работу международных рынков капитала в сентябре — ноябре 2008 г. Только в декабре, после вмешательства регуляторов, ситуация стала постепенно налаживаться. Так, General Electric разместила в декабре 2008 г. корпоративные облигации на $6,5 млрд. под гарантии Федеральной корпорации страхования депозитов, а в январе 2009 г. приступила к размещению гарантированных корпорацией облигаций на сумму $10 млрд. [11].

Нынешний финансовый кризис уже изменил макроэкономическую среду деятельности ТНК, что, несомненно, повлияет на их финансовое положение. Среди общих отдаленных макроэконо­мических последствий кризиса, которые позитивно скажутся на глобальных рынках, можно на звать неизбежное улучшение инфраструктуры, удешевление информации и средств коммуникации. При этом обострение кризисных явлений уменьшит возможности либерализации финансовых рынков, поощрения прямых инвестиций и снятия торговых барьеров. В случае разрастания кризиса велика вероятность скатывания к изоляционизму и увеличению числа торговых барьеров. Мировые банковская и финансовая системы фундаментально изменятся, прежде всего это относится к сфере государственного регулирова­ния и роли государства в финансовом секторе. Только в США государство уже инвестировало в акции банков более $250 млрд. общий объем за планированной государственной помощи превышает $1,5 трлн. с перспективой увеличения до $8,5 трлн. [12]. Главным результатом текущего кризиса будет завершение периода легких при былей и постепенная смена модели экономического развития, что предполагает совсем другую глобальную конкурентную стратегию компаний.

8 настоящий момент существенно обострились конкурентные проблемы некоторых корпораций, и без того находившихся в сложной финансово экономической ситуации. Ряд крупнейших автомобилестроительных ТНК оказался на грани банкротства. Фирмы, оказавшиеся в ситуации падения спроса на свою продукцию, стремятся максимально снизить издержки и при этом спасти производство, на восстановление которого потребуется немало времени и средств. В очень сложной ситуации оказались крупнейшие американские автомобилестроительные компании. У Ford положение несколько лучшее, чем у General Motors и Chrysler, которые не смогут решить проблемы с ликвидностью без актив­ной поддержки государства. 8 ноябре — декабре 2008 г. автопроизводители пытались получить у властей США помощь в размере $34 млрд. [13]. Понимая, что банкротство этих крупнейших корпораций будет иметь тяжелейшие социально экономические последствия для страны, в декабре 2008 г. президент США выделил $13,4 млрд. на поддержку их производства [14]. Однако эти деньги быстро закончились, и без дальнейшей помощи государства Chrysler и General Motors не сумеют совладать с кризисом.

В не менее сложной экономической ситуации оказались и другие мировые автомобилестрои­тельные корпорации. Падение спроса на 25-35% на легковые и грузовые автомобили коснулось практически всех ведущих фирм [15]. 8 этой ситуации ТНК приступили к сокращению производства и персонала и начали требовать принятия срочных мер по спасению бизнеса. Решения о многомиллиардной помощи автоконцернам приняли в начале 2009 г. правительства Германии, Франции, Испании.

Вопрос о необходимости формирования системы показателей финансовой состоятельности, финансового здоровья и эффективности деятельности международных компаний в данный момент актуален как никогда. Оценки эффективности работы организаций в индустриальный период основывались преимущественно на финансовых показателях, рассчитываемых поданным бухгалтерской отчетности, соответствующим принципам системы «затраты — выпуск». В условиях глобализации и бурного развития информационной экономики бухгалтерские отчеты уже не обеспечивают достаточную и полную информацию о динамике эффективности компании, ее реальном финансовом положении и особенно финансовых перспективах. Во первых, они не отражают стоимость нематериальных активов, во-вторых, не выражают ожидания инвесторов, в третьих, необъективны в оценке ретроспективы и перспективы компаний, в четвертых, излишне агрегированы, что затрудняет их использование в управлении.

ТНК все прочнее связаны с мировым финансо­вым рынком, который ориентируется на результаты, и большое значение приобретает дополни тельная информация, способствующая повышению точности прогнозов доходности и рисков компаний, в частности информация о стратегии и ходе ее реализации, ресурсах и факторах роста.

Финансовые рынки все пристальнее следят за квартальными результатами ТНК и не доверяют стратегии создания долгосрочной стоимости (особенно если она негативно отражается на текущей прибыльности), уделяя чрезмерное внимание краткосрочным показателям и тем самым невольно вбивая клинья между менеджерами, советами директоров и инвесторами.

Инструменты, способствующие достижению баланса краткосрочных и долгосрочных целей и поощряющие «системное мышление», уже давно находятся в арсенале руководителей международных фирм. Но опыт свидетельствует о том, что менеджеры зачастую пользуются ими механически и неэффективно либо вовсе откладывают в сторону, решая под давлением инвесторов насущные задачи выживания. Непростая финансовая ситуация подталкивает многих руководите лей корпораций уделять все больше внимания достижению краткосрочных результатов, но в условиях кризиса такая политика весьма опасна.

В условиях ухудшающейся экономической ситуации и волатильности рынков исключительную важность обретает стабильное финансовое корпоративное здоровье, а не краткосрочные показатели.

Проблема финансовой устойчивости привлекла всеобщее внимание еще в 2001-2006 гг. после ряда неожиданных крахов крупных компаний. Опрос более тысячи членов советов директоров, проведенный агентством McKinsey еще в 2005 г., выявил, что большинство из них хотели бы тратить меньше времени на обсуждение последних финансовых результатов работы и уделять гораздо больше внимания разработке стратегии, оценке рисков, подготовке новой смены руководителей и другим вопросам долгосрочно го здоровья компании. 70% опрошенных хотели бы получать больше информации о рынках (более детальный анализ потребителей, конкурентов, поставщиков и т.д.), а свыше 50% — дополнительную информацию по организационным вопросам. Двум пятым респондентов хоте лось бы больше знать о взаимоотношениях своих компаний с внешними группами интересов — властями, СМИ и т.д.

Для успешного прохождения острой фазы кризиса ведущие ТНК применяют ряд технологий менеджмента.
1. Процессноориентированноеуправление (Activity based management) позволяет отслеживать общие и косвенные издержки по всем процессам и привязывать их к конкретным продуктам и клиентам, что дает возможность более точно распределять затраты и проводить анализ прибыльности.

2. Сбалансированная система показателей эффективности деятельности (Balanced score card) переводит миссию и видение в количественные измерения, отслеживать управление по целям, обеспечивает оплату по результатам, соблюдение стратегического баланса, позволяет контролировать деятельность менеджмента.

3. Анализ акционерной стоимости (Share holder value analysis) позволяет на основе изучения дисконтированного денежного потока, добавленной экономической стоимости, ROA и ROI измерить способности компании или подразделения получать доходы, превышающие стоимость привлеченного капитала.

4. Концепция управления стоимостью (Value based management — VBM), в соответствии с ко торой важнейшим показателем в системе целей управления компанией является ее стоимость. Ключевыми факторами стоимости признаются финансово экономические показатели, обеспечивающие получение прибыли.

Проблемы использования стоимости бизнеса в качестве ведущего показателя эффективности деятельности компаний заключаются в формировании оптимальной системы инструментов управления и показателей. Роль нефинансовых факто ров роста стоимости до недавнего времени была недооценена. Кроме того, отсутствовал или был несовершенен организационно экономический механизм управления стоимостью, в частности механизм стимулирования заинтересованности менеджеров всех уровней в росте стоимости как стратегической цели международной компании.

Каждая международная компания в зависимости от отрасли и выбранной стратегии сама определяет, какие именно показатели эффективности и финансового здоровья для нее важнее всего: разработка продукции, уровень удовлетворен ости потребителей, связи с государственными органами, привлечение талантливых сотрудников и т.д. Большинство компаний отслеживает стандартные финансовые показатели, но не менее значимы показатели, отражающие операционную деятельность (качество и согласованность важнейших процессов), степень решения организационных вопросов («насыщенность» компании талантливыми сотрудниками, возможность мотивировать и удерживать специалистов), ситуацию на важнейших для компании рынках, ее положение на них (включая характер взаимоотношений с потребителями), а также взаимоотношения с внешним миром — поставщиками, регулирующими органами, общественными организациями и т.д.

До кризиса среди важнейших показателей, свидетельствовавших о конкурентоспособности и финансовом здоровье компании, обычно называли рост продаж и прибыли, долю рынка, норму прибыли, динамику капитализации и т.д. Теперь их место заняли состояние оборотного капитала, платежеспособность и ликвидность. Фирма может быть высокоэффективной, демонстрировать отличные результаты и генерировать при быль, но если при этом она имеет краткосрочные обязательства, то ее позиции очень уязвимы.

Рискованная корпоративная финансовая политика может привести компанию к банкротству, и в этом случае ее размер или прежние финансовые возможности не имеют значения. Так, в декабре 2008 г. под банкротство повторно попала компания Polaroid, долгое время бывшая лидером своего сегмента. В конце декабря 2008 г. не смогла погасить свои облигации и договориться с банками о рефинансировании $160 млн. истекшего кредита третья в мире по величине нефтехимическая компания LyondellBasell, которая была вынуждена обратиться в суд Нью Йорка с просьбой о применении ст. 11 Кодекса законов о банкротстве [16]. Банкротом объявила себя Nortel — крупнейшая канадская ТНК по производству телекоммуникационного оборудования [17].

Очень опасным становится наличие большого объема краткосрочных обязательств, о чем свидетельствует, к примеру, тяжелое финансовое положение ОК «РУСАЛ» и горнорудной австралийско-британской RioTinto. Финансовые проблемы ОК «РУСАЛ», задолжавшей в основном по кратко и среднесрочным кредитам около $12-14 млрд., общеизвестны. Очень рискованная финансовая политика, суть которой состояла в развитии бизнеса в долг, когда в качестве объекта залога использовались активы и акции компании, работала в условиях бума на рынке цветных металлов, но, как только ситуация на рынках ухудшилась, она привела к тяжелейшей ситуации. Многочисленные инвестиционные проекты были заморожены, а будущее самой компании оказалось под вопросом.

Другим примером финансовой самоуверенности и неосторожности является третья в мире по величине горно металлургическая австралийско-британская корпорация RioTinto. Компания, в течение длительного времени бывшая образцом финансовой надежности, оказалась в сложном положении после покупки 14 ноября 2007 г. канадской алюминиевой ТНК Alcan Inc. за $38,1 млрд. при этом оплата проводилась денежными средствами [18]. Ожидаемый эффект синергии не был достигнут, а самым неприятным было то, что из занятых на покупку бизнеса средств $10 млрд. являлись краткосрочными кредитами, подлежащими погашению до ноября 2009 г. [19]. Снижение кредитных рейтингов фактически л и шило RioTinto возможности реализовать корпоративные облигации на приемлемых условиях. В сложных финансовых условиях RioTinto практически лишена возможности какого либо маневра и, вероятно, будет вынуждена принять предложение китайской Chinalco о продаже конвертируемых бондов на сумму $7,2 млрд. (что приведет в дальнейшем к увеличению доли Chinalco в акционерном капитале с 9,3% до 18-20%) и активов в сегменте железной руды, меди и алюминия, для того чтобы получить крайне необходи­мые $19,5 млрд. [20].

О том, в насколько сложной ситуации оказались многие корпорации, свидетельствует тот факт, что только в США крупнейшие нефинансовые организации должны будут рефинансировать свои обязательства по истекающим кредитам или облигациям на сумму около S238 млрд. до конца 2009 г. [10].

Финансовая устойчивость ТНК в условиях кризиса во многом определяется взаимодействием с банками и другими финансовыми институтами. Огромное значение приобретают встречи с инвесторами, четкая и открытая информационная политика, умелое управление курсом акций и корректная дивидендная политика. Примером очень профессиональной финансовой работы с инвесторами является деятельность IBM, General Electric, Arcelor Mittal, Boeing, Apple, Hewlett Packard, Microsoft, Google, Procter & Gamble.

Управление корпоративными финансами транснациональных корпораций претерпело серьезные изменения в результате глобального перераспределения сил между крупнейшими банками. Пять ведущих инвестиционных банков США прекратили свое существование в прежнем качестве: Bear Sterns был перепродан, Lehman Brothers обанкротился, Merrill Lynch перепродан, Goldman Sachs и Morgan Stanley перестали быть инвестиционными банками в связи с особыми рисками и необходимостью получения дополнительной поддержки Федеральной резервной системы [21]. В Европе обанкротился крупнейший банк Fortis. Кризис серьезно осложнил работу финансовых подразделений крупнейших промышленных корпораций (General Motors, General Electric, British Petroleum,Toyota Motors, Boeing и др.). Сложная ситуация с GE Capital, GMAC, финансовым подразделением Textron показала, что диверсификация в сектор финансовых услуг имеет и свои негативные стороны, которые могут серьезно осложнить конкурентные позиции всей компании.

Финансовые проблемы многих ТНК усугубляет сложившаяся структура мировых финансовых потоков. Сейчас корпорации особо нуждаются в “долгих» деньгах, а основную часть доступных ресурсов составляют так называемые «горячие» («быстрые») капиталы — краткосрочные банковские кредиты, портфельные инвестиции в акции, краткосрочные вложения в долговые ценные бумаги, облигации, векселя.

Успех управления корпоративными финансами в огромной мере определяется дальновидностью и квалификацией руководителей финансовой службы, что доказывает пример Arclelor Mittal. Крупнейшая сталелитейная компания Arcelor Mittal была создана в результате серии очень удачных слияний и поглощений, осуществленных семьей Лакшми Миттала. На пике цен на сталь в декабре 2006 г. Arcelor Mittal под писала кредитную линию на €17 млрд для рефинансирования имевшейся задолженности [22]. Данная кредитная линия сроком на пять лет, включающая кредит на €12 млрд и револьвер ную кредитную линию на €5 млрд. в сочетании с разумной программой дивестиций (компания продала завод StahlwerkThuringen за €591 млн.) позволили Arcelor Mittal войти в 2008 г. в хорошей форме.

Процесс изменения управления корпоративными финансами под воздействием обостряющейся в ходе кризиса конкуренции затрагивает ТНК многих отраслей. Усиливается борьба за до­ступ к рынкам капитала, нарастает концентрация, обостряется конкуренция между ТНК развитых стран и ТНК БРИК, прежде всего в энергетической сфере, производстве черных и цветных металлов, потребительских товаров длительного пользования. В целом происходящие изменения являются очень существенными и приведут к формированию более осторожной корпоративной финансовой политики.

Автор: Конина Н.Ю.
к.э.н., профессор кафедры менеджмента и маркетинга МГИМО(У) МИД России

Статья из журнала “Управление корпоративными финансами” 03(33)2009

1. World Investment Report2008.— http://www.unctad.org/en/docs/wir2008_en.pdf.
2. Калабин В. Диалог вместо нотаций //Эксперт Казахстан. — 2008.— №47(194).
3. Semiannual ОТС Derivatives Statistics at End-June 2008. Bank for International Settlements (BIS). — httpy/www.bis.org/statistics/derstats.htm
4. Kemp J. (2009). US & UK on Brink of Debt Disaster. — http://in.reuters.com/article/columnistNews/idlNTRE50l4BU20090119?page Number=4&virtualBrandChannel=0&sp=true.
5. Голубицкий С. Анатомия одной булимии // Бизнес-журнал. — 2008. — №21 -22.
6. Da vies M., Siew W. (2009). 45 Percent of World’s Wealth Destroyed: Blackstone CEO. — http://www.reuters.com/article/ousiv/idUSTRE52-966Z20090310.
7. Martinuzzi E. Credit Crisis Cost Tops $ ITrillion with Morgan Stanleys Loss. — http://www.bloomberg.com/apps/ news?pid-20601087&sid=asAJjiHQgPEw&refer=home.
8. Fed’s Spending is Risky Business. —http://marketplace.publicradio.org/display/web/2008/12/22/pm_shadow_bailout/.
9. Martin E. (2009). «Obama Bear Market» Punishes Investors as Dow Slumps. — http://www.bloomberg.com/apps/ news?pid=washingtonstory&sid=aGJ_.gr_awkY.
10. Leone M. (2008). Ten Percent of Cos. May Lack Liquidity in 2009: Moody’s. — http://www.cfo.eom/article.cfm/l 2838893/c_l 2837748?f=Tod-aylnFinanceJnside.
11. «Desperately seeking a cash cure». (2008). The Economist, Nov. 20th, — http://www.economist.com/displaystory.cfm?story_id=l 2636353.
12. Allen J. (2009). Obama Team Amending Financial Rescue Package. — http://www.reuters.com/article/politicsNews/idUSTRE5081C20090109.
13. Dems, White House Agree to Auto Bailout. — httpy/www.cbsnews.com/stories/2008/12/06/business/main4651796.shtml.
14. White House Consulted with Obama Team on Auto Rescue Plans. — http-y/www.cnn.com/2008/POLITICS/12/19/auto.bailout/.
15. Kyung Lah. (2009). Japan Automakers Cut Production. — http://edition.cnn.com/2009/BUSINESS/01/28/japan.automakers/index.html.
16. Wahba P. (2009). US Bankruptcies Double 2008 Pace. — http://www.reuters.com/article/marketsNews/idUSNl 053107920090310.
17. Dabrowski W. (2009). Nortel Files for Bankruptcy Shares Plunge. — http://www.reuters.com/article/topNews/idUSTRE50C7RV20090114?feed Type=RSS&feedName=topNews.
18. Wo TintoCompletes Acquisition of) 00% of Alcan. Rio Tinto, 2007. — http://www.riotinto.com/media/5157_6881.asp. 19. Standing J. (2009).
19. Key Points of RioTinto-Chinalco Deal. — httpy/www.reuters.com/article/rbssMiningMetalsSpecialty/idUSSYD40512520090212?sp=true.
20. Scott M. (2009). Controversy Swirls Around Rio Tinto-Chinalco Deal.— http://www.businessweek.com/globalbiz/blog/europein-sight/archives/2009/03/controversy_swi.html.
21. Кудрин А. Выступление на конференции газеты «Ведомости» «Рынки капитала: Россия на фоне мирового финансового кризиса»// Ведомости. — 2008. — №186(2208).
22. «ArcelorMittal signs € 17 billion credit agreement». (2006). International Herald Tribune, June 12.

Оцените статью
Adblock
detector