Анализ факторов процессов кластеризации в региональной экономике

Процессы кластеризации в агропромышленном комплексе, как и в экономике в целом активизируются, но как показывает практика объединение  предпринимательских структур и функционирование  региональных агропромышленных кластеров неэффективны, что приводит к необходимости трансформации состава участников, разрушению или распаду кластерных структур.

Поэтому мы считаем, что в настоящее время возникает необходимость исследования факторов, влияющих на эффективность процессов кластеризации хозяйствующих субъектов в рамках региональных экономических систем и создание на этой основе методики оценки эффективности функционирования кластерных структур, в зависимости от централизации различных сфер деятельности.

В общественном сознании термин «экономическая эффективность»  – это «отношение между получаемыми результатами производства — продукцией и материальными услугами, с одной стороны, и затратами труда и средств производства — с другой» [БРЭ], это экономическая категория, характеризующая соотношение результатов хозяйственной деятельности и связанных с их достижением затрат.

Проецируя понятия эффективности на процессы кластеризации, мы считаем, что под эффективностью процессов кластеризации региональных АПК следует понимать относительный эффект (результативность) кластеризации, определяемый как отношение эффекта (результата) деятельности кластерной структуры к расходам по формированию и организации кластеров, обусловившим получение данного эффекта.

Следует отметить, что эффективность кластеризации хозяйствующих субъектов на корпоративном уровне не отражает полной действительной результативности на разных уровнях регионального агропромышленного комплекса.

Поэтому, при обосновании системы критериев эффективности кластеризации предпринимательских структур агропромышленного комплекса региона, следует учитывать  функциональный, технологический, экономический, институциональный, бюджетный, социальный и экологически эффект ее составляющих.

Как экономическая категория, эффективность процессов кластеризации субъектов региональных АПК, предполагает в своем развитии изменение количественных и качественных характеристик, и зависит от воздействия различных факторов.

Мы считаем, что факторы эффективности кластеризации являются производными ее сущностных характеристик: если последние обусловливают потенциальную возможность объединения субъектов, то факторы эффективности способны непосредственно определять результативность ее развития.

Обобщая теоретический и практический материал по исследуемой проблеме, мы предлагаем классификацию факторов эффективности процессов кластеризации и  считаем, что эффективность интеграции хозяйствующих субъектов в решающей степени зависит от уровня развития всех указанных факторов и определяется готовностью участников к созданию соответствующих организационно-экономических и хозяйственно-правовых условий их инициации.

Следует отметить, что в  научной литературе высказывается немало предложений по повышению результативности деятельности кластерных структур. В то же время комплексный научно-методический аппарат оценки эффективности процессов кластеризации хозяйствующих субъектов отсутствует. Поэтому мы считаем, что обобщение представленных в экономической литературе и апробированных в мировой практике подходов к оценке эффективности кластеризации и выявление возможностей адаптации их к условиям региональных агропромышленных комплексов является одной из актуальных задач.

На основе анализа теоретического и практического материала по оценке кластеризации предпринимательских структур, мы предлагаем деление критериев эффективности региональной агропромышленной кластеризации на две самостоятельные группы — качественные и количественные (стоимостные) (рис.1).

Анализируя проводимые исследования нами выделены различия в концептуальных подходах к качественной оценке процессов кластеризации АПК региональных экономических систем, которые основываются на нижеследующих моментах:

  • анализе среды функционирования;
  • теории трансакционных издержек;
  • оценке достижения конкурентных преимуществ,
  • оценке выгоды долгосрочных деловых отношений;
  • теории финансового менеджмента;

Рисунок  1 – Классификация факторов эффективности процессов кластеризации

Как показывает практика, доминирующим субъектом в рамках региональной кластерной политики выступают исполнительные и законодательные органы власти регионов, которые в процессе реализации программ политики кластеризации являются связующим звеном между федеральными органами власти, муниципальными органами власти и ассоциированными и интегрированными бизнес-структурами, предпринимательскими структурами. Следует отметить, что участие федеральных органов власти будет сопряжено с кластерными проектами, имеющими национальное значение, а действия муниципальных органов власти с кластерными инициативами со стороны хозяйствующих субъектов.

Обобщая теоретический и практический материал в отношении кластерной политики, следует отметить, что это сложный комплекс мероприятий, совместно реализуемый, который будет отличаться своим инструментарием в зависимости от конкретных особенностей и уровня развития конкретного региона. Поскольку регионы обладают различными условиями, разным уровнем устойчивости и конкурентными преимуществами кластерная политика, безусловно, должна учитывать эти различия. Следует отметить, что кластерная политика в агропромышленной сфере региональных экономических систем должна учитывать социальную, природно-климатическую и экономико-георафическую составляющую производства и будет определяться занятостью населения в регионах, уровнем транспортной инфраструктуры, близостью к основным источникам сырья и рынкам сбыта. В зависимости от целей развития кластерную политику можно разделить на следующие модели. Несмотря на объективные и субъективные различия в развитии регионов общими целями развития рассмотренных нами моделей выступает повышение эффективности функционирования бизнес-структур, рост синергетического эффекта взаимодействия субъектов кластеризации, стимулирование региональной конкурентоспособности, формирование институтов и инфраструктуры упрощающих трансферт и коммерционализацию инноваций, становление благоприятного инвестиционного климата.

Соответственно, целью региональной кластерной политики в агропромышленной сфере будет выступать повышение качества социально-экономического роста региона на основе обеспечения условий для повышения конкурентоспособности агропромышленных предпринимательских формирований,  входящих  в  кластерную  структуру, а критериями качества социально-экономического роста будут служить: сравнительно более высокие темпы экономического роста АПК региона;  рост удельного веса высокотехнологичной продукции в совокупном объеме выпуска продукции АПК региона; рост добавленной стоимости, создаваемой в АПК региона; рост роли науки производственных и технологических процессах АПК; сравнительно более высокие темпы роста уровня и качества жизни населения региона.

В настоящее время теоретики и практики развития процессов кластеризации региональных экономических систем выделяют модели кластерной политики двух поколений. Модель кластерной политики первого поколения основана на комплексе мероприятий органами федерального и регионального уровней по выделению и идентификации кластерных структур, определению географии функционирования кластерных субъектов, формированию государственных органов содействия кластеров (рис.2).

Рисунок 2- Схема моделей региональной кластерной политики

Кластерная политика второго поколения – это по нашему мнению посткластерная политика стимулирования, поскольку ее инструменты и методология  направлены на идетентифицированные кластерные структуры, подразумевает индивидуальных дифференцированный подход к развитию и продвижению развернутых в стране или регионе кластеров.

Кластерную политику стимулирования развития кластеров первого поколения  в агропромышленной сфере можно классифицировать в зависимости от характера и степени ее мероприятий:

  • «брокерскую» политику – формирование платформ для контакта потенциальных субъектов кластера;
  • политика диверсификации – формирование местного спроса на основе размещения государственных заказов у региональных производителей;
  • образовательная политика – рост уровня квалификации региональной рабочей силы посредством организации региональных ресурсных центров по переподготовке и дополнительному образованию кадров;
  • политика формирования «бренда» – стимулирование формирования регионального бренда региона для продвижения и маркетинга продукции региональных производств и привлечения прямых инвестиций.

На основе изучения отечественного и зарубежного опыта в зависимости от роли региональных органов власти при формировании кластерной политики  в АПК предлагаем разделять ее по следующим типам:

  • каталитическая, когда региональные органы власти стимулируют активизацию взаимодействия потенциальных субъектов кластеризации (экономических агентов, исследовательские и инжиниринговые компании, образовательные учреждения) при ограниченной финансовой поддержке проекта;
  • инфраструктурная, когда каталитические мероприятия дополняются государственными инвестициями в развитие региональной инфраструктуры: транспортно-логистической, образовательной, маркетинговой;
  • протекционистская, когда региональные органы власти проводят директивную поддерживающую политику в отношении агропромышленных региональных кластерных структур, проводя мероприятия в рамках специализированных программ посредством развертывания кластеров;
  • кластерная политика интервенций – в рамках которой региональные и федеральные органы власти одновременно с проведение протекционистской политики формируют и управляют кластерной специализацией, посредством субсидий, трансфертов, регулирования и ограничений, являясь доминирующим субъектом процессов кластеризации агропромышленной сферы производства.

В своих исследованиях М. Энрайт отмечает, что муниципальные и региональные органы власти формируют протекционистскую политику по отношению к  более чем 40% из 160 региональных кластерных структур мировой экономики. Мероприятия в рамках каталитической политики со стороны субъектов национальных, региональных и муниципальных органов власти направлены по отношению к 20% региональных кластерных структур, директивная политика применяется в отношении 5% кластерных структур, жесткая политика интервенции характерна по отношению к 3% региональных кластеров.

Поскольку мероприятия и инструментарий региональной агропромышленной кластерной политики сопряжены с определенным уровнем государственных расходов (в рамках федеральных и региональных программ), необходим набор характерных признаков и индикаторов, позволяющих точно идентифицировать наличие в АПК региональной экономической системы кластеров в явной или латентной форме.

На основе анализа практических и теоретических материалов по рассматриваемой проблеме нами выделены основные характерные признаки кластеров в агропромышленных комплексах регионов:

  • существование сильных конкурентных позиций на глобальном и/или национальном рынках, высокий уровень экспортного потенциала рассматриваемых субъектов. В качестве индикаторов стратегической устойчивости и конкурентоспособности в данном случае выступают уровень мультифакторной производительности, уровень экспорта услуг и товаров, уровень межрегионального вывоза продукции, уровень продуктивности сельскохозяйственных культур и животных.
  • наличие у регионов явных конкурентных преимуществ развития кластерных структур, к которым относятся: климатические условия, географическое положение, наличие специализированных НИИ, образовательных учреждений. В качестве индикаторов конкурентных преимуществ могут выступать уровень накопленных в АПК прямых отечественных и иностранных инвестиций, численность научных сотрудников, количество отраслевых патентов и инноваций, уровень внедрения агропромышленных инноваций.
  • географическая концентрация субъектов агропромышленной кластеризации, обуславливающая высокий уровень взаимодействия предпринимательских структур. Индикатором конкурентных преимуществ выступают показатели, характеризующие специализацию региона.
  • наличие конкурентной институциональной структуры АПК, характеризующейся широким составом участников, достаточным для появления позитивных синергетических эффектов взаимодействия. В качестве индикаторов  институциональной конкурентоспособности  выступают показатели финансовой устойчивости субъектов, показатели финансового состояния, численность субъектов агропромышленной кластеризации, уровень занятости в предприятиях входящих в кластер.
  • существование эффективного взаимодействия между субъектами кластеризации, в том числе на основе механизмов субконтрактации, агропромышленной интеграции и кооперации, наличие дееспособных отраслевых ассоциативных структур по координации деятельности и коллективному продвижению и маркетингу производимой продукции на региональном, межрегиональном и внешних рынках.

Рыночная трансформация отечественной экономической системы обуславливает дифференциацию уровня стратегической устойчивости и конкурентоспособности регионов.

Рыночная трансформация российской экономики усилила дифференциацию социально-экономического положения регионов.  Территориально-воспроизводственная асимметрия выражается в глубоком социально-экономическом расслоении,  в масштабных диспропорциях,  касающихся развития институтов, отраслевых,  межотраслевых и межрегиональных экономических связей, инвестиционного потенциала,  предпринимательской практики и т.д.  Эту дифференциацию необходимо максимально учитывать при разработке региональных программ развития. Сферой,  где учет территориальных различий особенно необходим,  является агропромышленный комплекс (АПК).  Это связано с тем,  что государственная поддержка комплекса важна с точки зрения не только экономического развития, но и социально-политической стабильности в стране.  Кроме того,  следует иметь в виду высокую степень зависимости сельского хозяйства от природно-климатических условий, которые в России чрезвычайно разнообразны. Для учета региональных различий предлагается использовать методы теории распознавания образов и ранжирования,  позволяющие выявить идентичные по совокупности признаков (конкурентные преимущества региональных АПК, возможность их взаимодействия,  кооперации)  территории,  которые могут быть объединены в группы в целях выработки общих принципов формирования механизмов устойчивого развития (рис.3).

Рисунок 3 – Схема алгоритма процессов кластеризации АПК региональных экономических систем

Компетентное и обоснованное проведение аграрной кластерной политики на основе стимулирования формирования и  развития региональных форм территориальной организации производства ориентировано на  диверсификацию  и  сбалансированное  развитие  агропромышленного комплекса  и  повышению  жизненного  уровня  населения. Но  успех  в реализации  кластерной политики  возможно достичь только за счет хорошей координации действий и осознания необходимости постоянно повышать свою конкурентоспособность как со стороны органов государственных власти, так и бизнеса, образовательных и научных учреждений.

Авторы:
Е.А.Батищева, к.э.н. доцент
А.А.Ващенко, аспирант
Ставропольский государственный аграрный университет
e-mail:lbatisheva@mail.ru

Статья из журнала “Управление экономическими системами” №2(38) 2012

Литература:

  1. Батищева Е.А. Ващенко А.А. Анализ развития межотраслевых связей агропромышленного комплекса. Теоретический и научно-методический журнал государственного университета управления «Вестник университета» – Москва 2011, №5. С. 93-101.
  2. Батищева Е.А. Ващенко А.А. Совершенствование ценового механизма межотраслевого взаимодействия   предпринимательских структур зернопродуктового кластера Ежеквартальный научно-практический журнал «Вестник АПК Ставрополья» – Ставрополь, 2011,№1. . – с. 63-67
  3. Батищева Е.А. Козлова Ю.П. Анализ стратегии развития АПК Ставропольского края. Модернизация экономики России в условиях глобального кризиса: сборник статей II Международной научно-практической конференции. –Пенза: Приволжский Дом знаний, 2011. – с.102-105
  4. Харченко М.С. Гунько Т.И. Особенности функционирования  региональных монопродуктовых подкомплексов. Ежеквартальный научно-практический журнал «Вестник АПК Ставрополья» – Ставрополь, 2011,№2. . – с. 90-94.
Оцените статью
Adblock
detector